Jun. 5th, 2016

igor_cil86: (Default)
В начале июня на новостных лентах, со ссылкой на источники, близких к НОАК, появилась информация о запланированном Пекином вводе опознавательной зоны ПВО над Южно-Китайским морем. Аналогичное решение было принято Генштабом относительно сектора в Восточно-Китайском море три года назад. Однако, если тогда возмущались только Япония и США, то теперь всё серьёзнее. В Южно-Китайском море намного больше игроков, как местных, так и более отдалённых. Вероятность, того, что у кого-то банально сдадут нервы, в такой ситуации возрастает в несколько раз. Не говоря уже о широком просторе для различных целенаправленных провокаций. Во втором десятилетии  XXI века именно Южно-Китайское море становится пороховым погребом Восточной Азии.

Расширение зоны ПВО, несомненно, стало реакцией на два важных события, произошедших в регионе накануне. Во-первых, 20 мая на Тайване вступила Цай Инвэнь, радикальный противник пекинского правительства и сторонница независимости. Во-вторых, 24 мая США сняли эмбарго на поставки оружия Вьетнаму, который тут же заявил об интересе к приобретению американских истребителей и противолодочных самолётов. Ханой давно планирует уйти от привязанности к одному поставщику военной техники. Так несколько лет назад вьетнамцы хотели купить в Нидерландах от двух до четырёх корветов «Сигма», но по неизвестным причинам сделка сорвалась. Теперь оружейную лавку открывают американцы. Правда, товар в этой лавке, скорее всего будет сильно подержанным, но не шибко богатому клиенту выбирать не приходится. В наше время современную армию могут позволит себе очень немногие.

На всё это Пекин вынужден реагировать. Не по военным причинам, а именно по политическим. Могущество ВВС и ВМС НОАК растёт гораздо быстрее, чем у любой другой страны Евразии, однако соседи постоянно дразнят регионального гегемона – таковы уж местные традиции. Центральное правительство Китая не может позволит себе потерять лицо перед собственным населением и запускает новую волну эскалации.

В ближайшее время до стрельбы, конечно, не дойдёт. Сейчас вся Азия, затаив дыхание, наблюдает за предвыборной кампанией в США. Если победит Клинтон, сторонница агрессивной внешней политики, то любая антикитайская сила в регионе может рассчитывать на активную помощь Вашингтона. При правильном исходе выборов это случится только в январе 2017 года. Ещё минимум год уйдёт у нового президента на формирование внешнеполитической стратегии. Итого, ближайшая дата, когда может ситуация возле островов Спратли может полыхнуть – это начало 2018 года. К этому времени Вьетнам успеет разве что получить ещё две заказанные в России подводные лодки проекта 636.1, а Малайзия – первый патрульный корабль программы Second Generation Patrol Vessel, основанной на французских технологиях. Против флота КНР это почти что ничего.

Здесь надо вспомнить, что на стороне демократов в вопросах активной внешней политики будут и некоторые республиканцы. Так знаменитый республиканец Джон Маккейн написал в мае письмо генсеку ЦК Коммунистической партии Вьетнама Нгуену Фу Чонгу, предложив бывшему врагу укреплять военно-техническое сотрудничество. Если Штаты готовы продавать оружие даже коммунистическому Вьетнаму, то что уж говорить об остальных государствах региона, в отношениях с которыми нет угнетающего исторического бэкграунда.

При этом американцы сильно лукавят, когда говорят о защите союзников в Южно-Китайском море. Говоря сухим юридическим языком, союзник у Штатов там только один. Это бывшая колония Филиппины, с которой с 1951 года действует Договор о взаимной обороне. 11 ноября 2011 года на борту американского эсминца USS Fitzgerald, который прибыл в Манилу со специальным визитом, представители США и Филиппин подтвердили Договор. Со стороны Филиппин это сделал министр иностранных дел Альберто Дель Росарио, со стороны США – всё та же Госсекретарь (на тот момент) США Хиллари Клинтон. Через некоторое время после этого Манила получила от Штатов для нужд своего флота два списанных корабля Береговой охраны США класса «Hamilton» и на подходе ещё два.

Китайское руководство давно стало заложником своей популистской внешнеполитической концепции, сформулированной ещё при Мао Цзэдуне. Бесконечные территориальные претензии к соседям и периодические вооружённые вторжения на их земли уже давно стали визитной карточкой внешней политики Пекина. Только на Вьетнам было совершено три нападения: в 1974, 1979 и 1988 годах. С одной стороны победы над маленькими соседями вызывают приступы национализма в китайском обществе, выпуская накопленную в обществе агрессию во внешний мир. С другой стороны, такая политика всё больше настраивает соседей против Поднебесной.



Profile

igor_cil86: (Default)
igor_cil86

December 2016

S M T W T F S
     123
4 5 6 78 910
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 2627 28 293031

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 10:46 pm
Powered by Dreamwidth Studios