Шанс

Dec. 9th, 2016 12:07 pm
igor_cil86: (Default)
Сегодня парламент Южной Кореи принял импичмент в отношении Пак Кен Хё. Неадекватные товарици из РФ уже заговорили о том, что дескать, вот он шанс для Ына. На самом деле всё ровно наоборот.

Теперь, с приходом в Белый Дом Дональда Трампа с его ярко выраженной антикитайской позицией, не исключено и резкое обострение вокруг ближайшего сателлита Пекина. Ликвидацию КНДР военным путём рассматривал в 1994 году ещё Билл Клинтон, на которого действовала эйфория от «Бури в пустыни», блестяще проведённой его предшественником Джорджем Бушем-старшим. Военные, впрочем, быстро охладили не в меру оптимистичного президента; по их расчетам, победа над КНДР обошлась бы армиям США и Южной Кореи потерями в сотни тысяч погибших и раненых. Заплатить такую цену Белый Дом был явно не готов, к тому же приоритетным на тот момент было направление под условным названием «бывший СССР».


Надо отметить тот факт, что КНДР союзницей СССР не являлась ещё со времени советско-китайского раскола, когда Пхеньян выбрал основным партнёром Поднебесную. В результате, в момент начала у Советского Союза жесточайшего экономического кризиса, северокорейский режим сумел избежать краха, в отличие от коммунистических правительств Восточной Европы, Монголии или, скажем, Южного Йемена.

Особенно сомнительным будет его прямое участие, если Сеул и Вашингтон предъявят миру весомые доказательства вины Севера. Идти на такой риск ради непредсказуемого режима Кима-третьего Китай едва ли станет.


Бомба

Sep. 11th, 2016 05:03 pm
igor_cil86: (Default)
Депутаты Южной Кореи уже всерьёз заговорили о создании собственного ядерного оружия. Подобные настроения витали над регионом в 1960-х, когда красный Китай обзавёлся своей ядерной бомбой, а США с большим трудом удержали Японию и Тайвань от аналогичного шага. Посмотрим, станут ли удерживать теперь.
igor_cil86: (Default)
Ядерный взрыв в КНДР больше похож на способ отвлечения внимания от по-настоящему угрожающих событий на китайско-индийской границе, а также вокруг японских островов Сенкаку. И там и там, судя по поступающим отрывочным сведениям, число китайских провокаций стало просто зашкаливающим. Но Индия, Япония, а также Тайвань поумерили гнев и будут ждать ещё несколько месяцев - пока не станут ясны результаты выборов в США, а также позиция нового президента по Западной части Тихого океана

Накануне наш "любимый" ВВП имел глупость поддержать претензии КНР на Южно-Китайское море. Шаг крайне недальновидный, если не сказать больше. Китайских денег за такой широкий жест он вряд ли увидит, зато может существенно испортить отношения с тем же Вьетнамом.

К слову, энергетические контракты России с Японией, по всей видимости, действительно имеют малое отношение к Севрным территориям (они же Южные Курилы) - Токио страхуется от сразу двух вещей: возможного перекрытия Малаккского пролива в случае начала боевых дейтвий в Южно-Китайском море и перспектив падения Саудовской Аравии (а возможно и Катара) если ИГИЛ двинет экспансию на юг.

Напомню, Япония, Южная Корея и Тайвань имеют примерно 30% - ую зависимость от саудовской нефти в общей доле импорта этого сырья. По доле Катара на газовом рынке этих стран можете поинтрересоваться сами.

В целом, конфигурация вырисовывается интересная. 2017 год точно будет не скучным.

igor_cil86: (Default)

США и Республика Корея договариваются о размещении на полуострове систем ПРО THAAD, Китай прекратил все финансовые операции с КНДР, а Пхеньян пригрозил военными мерами в ответ на санкции со стороны ООН – вот лишь неполный перечень событий, которые произошли в эти дни. Ясно, что ничего хорошего в подобной атмосфере ждать не приходится, однако нынешняя ситуация уникальна в первую очередь потому, что Китай и Россия присоединились к блокаде КНДР, во что до последнего мало кто верил. Теперь северокорейский режим, впервые в своей истории оказался в ситуации, когда поддержки ждать неоткуда и это делает его особенно опасным и непредсказуемым. Ответ на столь плотное эмбарго со стороны Северной Кореи может быть только военным, если, конечно, не брать в расчёт капитуляцию и отказ от ядерной программы, на чём и настаивают державы Совбеза. Так, 4 марта Пхеньян вновь заявил о готовности нанести превентивный ракетный удар по врагу и в этот раз его заявления вполне могут отражать реальную готовность. В качестве целей для атаки баллистическими ракетами, по всей вероятности, будут фигурировать объекты, расположенные в удалённых частях Южной Кореи, в Японии и на Гуаме.


Стоит отметить, что оценкам Пентагона о неспособности северокорейских ракет нести ядерный заряд, можно, пусть и с осторожностью, но доверять. Скорее всего, эти носители имеют обычные боеголовки, которые хоть и способны причинить некоторый урон, но несопоставимы по ущербу с атомным оружием. К тому же носителей средней и большой дальности у Пхеньяна банально мало, а космодрома с подходящими стартовыми столами, всего два – на западном и на восточном побережье страны соответственно. Мобильные сухопутные пусковые установки, о наличии которых неоднократно заявлялось, едва ли  наличествуют в достаточном количестве, если они вообще реальны. То же касается и подводных лодок, способных нести баллистические ракеты. Прототип, который в пропагандистских целях показывают по телевидению, ещё сам по себе не является готовым оружием. Если же КНДР на самом деле решится на запуск ракет, то противоракеты с американских и японских эсминцев (при условии заблаговременного развертывания этих кораблей в Японском море) смогут уничтожить боеголовки ещё на дальних подступах.



Куда более действенная угроза для коалиции может исходить от северокорейского флота. Несмотря на техническую отсталость, он обладает значительным количеством подводных лодок, а также ракетных и торпедных катеров. Хотя соседняя Южная Корея располагает куда более современными ВМС, северяне вполне могут сделать судоходство в ближайших морях крайне затруднительным.  Также северокорейская морская пехота имеет неплохие шансы захватить «непотопляемые авианосцы» – принадлежащие Сеулу острова в Жёлтом море, что расположены вдоль побережья КНДР. Подобные акции дадут КНДР временное тактическое преимущество, хотя стратегически Пхеньян всё равно обречён. Ресурсы сторон слишком неравны.

Заявление представителей Пентагона о готовности уничтожить северокорейский ядерный потенциал также не стоит сбрасывать со счетов. Нельзя говорить о том, что в Вашингтоне боятся атаки КНДР на континентальные Штаты, но Демократической партии США накануне президентских выборов очень нужны победы. Хотя бы и чисто телевизионные. Ради этого нынешняя администрация Белого Дома вполне способна на очень опрометчивые поступки, например, бомбардировку северокорейских пусковых установок. В конце концов, расхлёбывать основные последствия придётся именно азиатам, а не американцам.

Отдельно стоит упомянуть позицию Китая и России, которые неожиданно для многих экспертов поддержали эмбарго. Однако на самом деле ничего неожиданного в происходящем нет. Отношения режима Кима Третьего и официального Пекина испортились довольно давно. Северокорейское руководство неустанно требовало у Поднебесной экономических преференций и военного покровительства, при этом не торопясь исполнять даже элементарные союзнические обязательства. Более того, регулярные провокации Пхеньяна всё чаще ставили в затруднительное положение могущественного покровителя. В итоге китайцы закономерно стали воспринимать капризного соседа как обузу, а не как партнёра. Не исключено, что китайское руководство даже задумывается над тем, чтобы сдать Север правительству в Сауле, если тот по итогам объединения станет более независимым от США. Так или иначе, можно с полным основанием говорить о том, что в какой-то момент северяне переоценили свою значимость для Китая, за что и поплатились.



Также Китай, очевидно, хорошо усвоил уроки прошлого. Именно прошлая Корейская война, которую Ким Ир Сэн начал, не спросив разрешения, ни у Москвы, ни у Пекина, помешала в 1950 году высадке китайского десанта на Тайвань, к которому уже всё было готово. Сегодня КНР также готовиться к завоеванию Тайваня и островов Спратли в Южно-Китайском море. Ломать свои планы из-за Пхеньяна второй раз за 70 лет было бы невероятной расточительностью. По этой причине глава КНР Си Цзиньпин, скорее всего, пожертвует северокорейской пешкой ради выигрыша времени и инициативы на доске.

Позиция России также понятна. Москва активно взаимодействует с Западом по Сирии и на Украине. В Северной Корее у неё критических интересов нет, поэтому российская делегация так легко проголосовала в ООН за введение санкций. В то же время стало известно, что железнодорожное сообщение на единственном переходе у Хасана между двумя странами полностью приостанавливаться не будет.
Пока градус противостояния лишь повышается. 7 марта начались масштабные совместные маневры южнокорейской и американской армий. КНДР давно обещала отреагировать на эту «провокацию». Как именно – неизвестно, но соседи беспокойного полуострова явно готовы ко всему.



igor_cil86: (Default)
В среду Организация Объединённых Наций ввела против КНДР санкции. Формальным поводом стал ответ на недавние ракетные и ядерные испытания. Отныне у этой страны запрещено покупать железную руду, уголь, золото, ванадий, титан, и редкоземельные металлы. Наоборот, в Северную Корею не разрешается поставлять авиационный керосин, любое оружие (включая стрелковое), предметы роскоши, и реактивы, необходимые для создания авиационного и ракетного топлива. Закрываются все торговые представительства КНДР за рубежом, включая банки, замораживаются активы. Потенциально постановление ООН предусматривает и приостановку дипломатических отношений стран-участниц с Пхеньяном. Во всяком случае, определение «высылка дипломатов, вовлеченных в незаконную деятельность», может означать именно это. Предусмотрены и меры фактически военного характера. Так, всем странам предписано досматривать без предварительного уведомления любые северокорейские грузы не только на своей территории, но и следующие через неё транзитом. Это обозначает, что теперь как минимум два важнейших международных пролива, Цусимский и Цугару, окажутся враждебными для северокорейских торговых и военных кораблей, где их в любой момент могут перехватить южнокорейские или японские пограничники.

«Совет постановляет, что все государства должны досматривать находящийся на их территории или следующий транзитом через их территорию, в том числе в аэропортах, морских портах и зонах свободной торговли, груз, который происходит из КНДР либо предназначается для КНДР, либо оформлен при брокерстве или посредничестве КНДР или ее граждан, или действующих от их имени или по их указанию физических лиц или организаций,... либо перевозится на воздушных или морских судах под флагом КНДР, в целях обеспечения того, чтобы никакие предметы не передавались в нарушение резолюций...»

Нетрудно догадаться, что первые же попытки досмотра северокорейских кораблей и самолётов повлекут за собой самую жесткую реакцию, вплоть до вооружённого отпора. Суть внутреннего политического устройства Северной Кореи такова, что риск спровоцировать горячую войну является для Ким Чен Ына куда меньшей угрозой, чем публичное проявление слабости. На поле битвы возможны как и победы так и поражения, но потеря лица однозначно ведёт к краху.
Стоит, однако, отметить, санкции могут не сработать и по иным причинам. Причина первая – это Китай. Именно Пекин является покупателем большей части тех минеральных ресурсов, которые добывает КНДР, и товарооборот между двумя странами составляет около $2 млрд. долларов. Если КНР действительно прекратит торговлю, то для Севера это станет чувствительным ударом. Но в случае, если Пекин решит игнорировать эмбарго, то принудить Поднебесную к соблюдению резолюции остальные члены Совбеза элементарно не смогут. То же касается Ирана или России. Понятно, что от введения санкций страдают, прежде всего, китайские, во вторую – российские и иранские компании, что, так или иначе, ведут бизнес с Пхеньяном. США, Япония и Южная Корея, напротив, с КНДР не имеют практически никаких дел и ничего не теряют.
Вторая причина: соблюдать резолюции ООН обязаны лишь члены ООН, в которой не состоит, к примеру, Тайвань или Северный Кипр, который имеет прямые экономические связи с Турцией. И таких серых схем в мире более чем достаточно.
Инициатором введения нынешних драконовских санкций является Сеул, и в меньшей степени, Токио. Целей своих южнокорейское руководство не скрывает: как максимум, вызвать переворот на Севере, чтобы облегчить военное вмешательство южан в период расстройства управления в КНДР. Программа-минимум предусматривает ослабление Пхеньяна перед грядущим столкновением, которое ориентировочно должно состояться после 2020 года. Именно к этому сроку американцы должны вернуть Сеулу право командовать собственными войсками во время войны и одновременно с тем на Юге должна завершиться масштабная кампания по перевооружению армии и флота.
Впрочем, санкции могут дать и обратный эффект. Северокорейский режим, которому станет нечего терять, может решиться на отчаянный  бросок к югу и в прилегающие моря, который, при определённых обстоятельствах, может иметь успех. Не исключено, что санкции вводятся именно с целью спровоцировать Пхеньян на активные действия. В этом случае даже инцидент уровня артиллерийской дуэли 2010 года может стать поводом уже для полномасштабной войны.
Сам факт введения столь жесткого эмбарго уже может трактоваться на Севере как фактическое объявление войны. Судьбу Югославии, против которой двадцать лет назад вводилось аналогичное удушающее эмбарго, надо полагать, никто повторить не хочет, а значит, остаётся лишь прорыв блокады военным путём. Вот только хватит ли на него смелости?
igor_cil86: (Default)
После испытания Северной Кореей баллистической ракеты и других провокационных инцидентов (вторжения патрульного катера КНДР, «бомбардировки» мусором) стало очевидно, что Сеул так просто всё это не оставит. В отличие от кризиса 2010 года сегодня в Республике Корея у руля находится руководство, куда менее склонное к компромиссам. Собственно, первые пункты запланированного ответа начинают реализовываться. Сперва Сеул обозначил желание разместить у себя американские батареи противоракетной обороны THAAD, а 10 февраля правительство Южной Кореи пошло на беспрецедентный шаг. Сеул объявил о закрытии особой промышленной зоны Кэсон. 11 февраля началась эвакуация южнокорейских граждан.




Министр по делам национального объединения Хон Йон Пхе объяснил столь радикальное решение тем, что КНДР, по мнению руководства Южной Кореи, вкладывает средства, полученные в Кэсоне, в разработку ядерного оружия. Так или иначе, с остановкой Кэсона КНДР лишится не только крупной экономической подпорки, но и единственного совместного проекта с Югом на собственной территории.

Сеул участвовал технологиями, финансами и специалистами, Пхеньян – направлял рабочих и получал основную выгоду. Существование настолько масштабного проекта должно было показать гипотетическую возможность не только мирного сосуществования, но и постепенной интеграции двух систем.

Кэсон – единственная крупная область, которая перешла по итогам Корейской войны от Сеула к Пхеньяну. Здесь же было заключено перемирие между сторонами. Таким образом, этот район имеет важнейшее геополитическое и символическое значение. Если до недавнего времени он служил своеобразным символом попыток мирного объединения двух частей Кореи. Теперь Кэсон вновь становится символом, но уже совершенно другого порядка и других процессов, а именно – исторического реванша. Его закрытие означает, что Сеул окончательно утратил надежду на мирное объединение с Севером. Конечно, данный факт не означает, что война начнётся завтра, но в однозначности выбранного направления уже сомневаться не приходится.

Ко всему прочему, в день фактической ликвидации Кэсонского индустриального комплекса из СМИ стало известно о том, что США направляют к полуострову второй авианосец, а именно USS John C. Stennis. Если эти сообщения верны, то мы имеем дело с крупнейшим развёртыванием сил США в регионе со времён Третьего кризиса Тайваньского пролива.



Интерес американцев предельно ясен – им нужна война. Война большая, и желательно, мировая. Недавнее повышение процентной ставки ФРС США не дало оздоровительного эффекта должной силы. Да, капиталы бегут в Соединённые Штаты Америки, но не в тех объёмах, на которые все рассчитывали. Причина этого тоже понятна: информация об истинном состоянии дел в американской экономике всё больше прорывается через завесу информационной блокады, и люди с деньгами совсем не торопятся в Новый Свет. А значит, по логике финансовых воротил Уолл-Стрит, которые на самом деле и правят Америкой) инвесторов надо чем-то по-крупному напугать… А что пугает лучше крупной войны? Собственно, по этой же причине на другом конце мира проамериканские силы в руководстве России и Турции толкают обе страны к открытой конфронтации. В Корее перспективы для эскалации не менее впечатляющие.

В рамках подготовки к вооружённому конфликту КНДР ослабляется всеми возможными способами. Ясно, что если Северная Корея вступит на путь полного экономического коллапса, её оборонительные возможности также пострадают. Закрытие Кэсона должно этому поспособствовать.

В целом Кэсон имеет все шансы стать азиатским Западным Берлином. И исторические, и политические, и военные предпосылки к тому имеются. В случае начала боевых действий именно здесь можно ожидать первых столкновений между армиями двух стран. Кэсонский индустриальный район находится рядом с побережьем, все близлежащие острова полностью контролируются Югом, а флот южан на несколько порядков превосходит то, что имеется у северокорейцев. В общем, в этот раз, похоже всё серьёзно.



igor_cil86: (Default)
На следующий день после испытаний северокорейской ракеты-носителя, патрульный корабль КНДР демонстративно вошёл в территориальные воды Южной Кореи. Очевидно, что южнокорейское правительство не оставит серию столь вызывающих провокаций без ответа. Также Сеул начал переговоры с американцами о развёртывании батарей THAAD (Terminal High Altitude Area Defense System) на территории Кореи. Сложно представить, что в Пхеньяне есть какие-то американские агенты влияния, однако его действия пока что полностью отвечает интересам Соединённых Штатов, которые готовы максимально использовать происходящее для реализации собственных целей.

Первая из целей проста: под видом угрозы со стороны КНДР подвинуть первый рубеж противоракетной обороны к границам Китая. Если говорить языком сравнений то, как в Европе строили ПРО под предлогом защиты от Ирана, а Сирию ныне оккупируют из высоких соображений борьбы с ИГИЛ*, так и КНДР будут использовать в качестве пугала на Дальнем Востоке совсем с иными целями. Неудивительно, что дипломаты Китайской Народной Республики немедленно отреагировали, публично выразив свою обеспокоенность. Причина тревоги очевидна. Если для противоракет SM-3, размещённых на эсминцах в Японии, время реагирования и так достаточно небольшое, то появление противоракет в Корее делает его просто непозволительно малым. Даже если первоначально данная система и не будет способная сбивать китайские МБР, то в будущем её могут заменить на что-то более смертоносное, а заодно и разместить комплексы в местах, где никакой Северной Кореей и не пахнет. Например, на южном острове Чеджу.



Вторая цель: создание условий для конфликта средней или большой интенсивности, что станет настоящим подарком судьбы для Соединённых Штатов и головной болью для Японии и Южной Кореи, программы перевооружений которых рассчитаны, по меньшей мере, до 2020 года. Впрочем, неготовность Сеула и Токио вряд ли кого-то волнует в конкретном случае.

Цель третья ещё более глобальна. Создание военного напряжения в столь важном регионе автоматически раскаляет обстановку в мире в целом по эффекту мультипликации. В 2010 году Корейский кризис не смог стать поводом к мировой войне, так как в других регионах ситуация оставалась относительно стабильной. Сейчас, когда известные события на Украине и на Ближнем Востоке создали по-настоящему предвоенную атмосферу, конфликт ещё на Дальнем Востоке может просто взорвать ситуацию. В отличие от ИГИЛ, Северная Корея системный (член ООН) игрок, хотя его место в этой самой системе очень своеобразное. А когда системный игрок играет на обострение, это всегда вызывает гораздо большую нестабильность, чем аналогичные действия игрока несистемного.

Есть и более фундаментальные моменты, которые работают на эскалацию. Все основные державы региона сегодня погружаются в системный кризис. Это справедливо для Китая, Японии, России, Северной и Южной Кореи, и даже Соединённых Штатов, которые хоть и не принадлежат Восточной Азии географически с 1946 (как вариант – 1952) года, но присутствуют в нёй политически. Кризис везде имеет разную форму и разную степень ожесточённости. Тотальный экономический спад – есть лишь одна из форм его. Хотя Китай снижает курс юаня, а Япония вводит отрицательную процентную ставку, все эти отчаянные меры едва ли дадут результат. Спад имеет не финансовую природу, и это общий кризис развития: социально-политической модели, культуры, общественной цели. Самый простой выход из подобного кризиса – война. Она либо полностью переформатирует действующую модель, либо предоставит старой системе новые ресурсы для выживания и развития.

Тема системного кризиса особенно остро стоит именно для КНДР. Экономические реформы (приблизительный аналог ленинского НЭПа) Пхеньяна дали очень ограниченной эффект и, по сути, провалились. Причина провала проста: для более радикальных преобразований в экономике нужно преобразование и политической модели, отход от догматов, а это уже опасно для самого режима. В то же время и экономический коллапс также опасен для государственного строя. Основной источник валюты для Пхеньяна – экспорт руды в Китай – постепенно будет пересыхать. Не потому, что Пекин введёт какие-то санкции, а банально по причине промышленного спада в Поднебесной.  Коллапс, который ждёт в таких условиях Северную Корею, может привести к чему угодно. Корейцы – народ терпеливый, но и их терпение однажды закончится. Никуда не исчезает и угроза верхушечного переворота в КНДР: именно по этой причине Ким Чен Ын надолго из столицы не отлучается, не говоря уже о заграничных поездках.

Идеологически северокорейский режим давно зашёл в тупик. Бравурные лозунги про грядущее объединение страны, что звучат уже которое десятилетие, давно никого не вдохновляют. Экономического роста также нет. В Северной Корее всё больше узнают о том, как живут простые граждане в соседнем Китае, больше того, через Поднебесную начинает проникать информация и об экономическом чуде Южной Кореи. В таких условиях локальная война для Ким Чен Ына становится чуть ли не единственным спасением, даже если придётся уступить в итоге некоторые приграничные территории. История знает немало примеров, когда политики, проигрывавшие войны, в итоге оставались у власти и даже укреплялись в ней.

Ну и напоследок. Если выстраивать систему координат относительно безопасности России, то КНДР никак нашей стране не угрожает. Кризис или даже полноценная война на Корейском полуострове являются для неё строго периферийным конфликтом, достойным внимания лишь из-за относительной близости к Владивостоку и маловероятной перспективы применения двух-трёх ядерных зарядов малой мощности на полях сражений. Своя война, большая или малая, у нас, конечно, тоже будет, но состоится она совсем в другом месте.


igor_cil86: (Default)
КНДР таки запустила ракету. С чем - пока не ясно, но похоже, что боеголовка. Учебная - пока что. Запуск на словах уже осудили почти все соседи. Теперь надо ждать их более предметной реакции.




igor_cil86: (Default)
3 февраля министр обороны Японии Гэн Накатани заявил, что им отдан приказ сбить ракету-носитель, которую в ближайшие дни намерена запустить Северная Корея. Для этих целей на военных базах страны были развёрнуты зенитно-ракетные комплексы «Пэтриот». Справедливости ради надо отметить, что сбивать ракету японские военные обещали лишь в том случае, если она или её обломки будут угрожать стране. Поскольку неприятные инциденты с северокорейскими ракетами случались и раньше, это замечание прозвучало совсем не лишним. Официально было заявлено и о приведении в боевую готовность противоракет SM-3, которые входят в арсенал эсминцев УРО. Эта ракета – самое дальнобойное средство противодействия воздушно-космическому нападению, что есть у Токио, более того, в 2017 году планируется совместное с американцами испытание на Гавайях новой версии противоракеты SM-3 Block IIA дальностью 2500 км.

Если северокорейская ракета всё-таки будет сбита Силами Самообороны, то это, по сути, станет первым случаем прямого военного столкновения между двумя странами с 2001 года, когда произошёл морской бой у островов Амами-Осуми. География КНДР такова, что взлетающая со спутником или с боеголовкой ракета непременно должна пролететь либо над Китаем, либо над Японией, что, естественно, не радует вышеупомянутые страны, где хорошо осведомлены о сомнительном качестве северокорейской ракетной техники.



На самом деле беспокойство японцев объяснимо, так как Токио давно имеет проблемы с прикрытием собственного не только космического, но и воздушного пространства. Их нельзя назвать критическими, но они однозначно есть.  Например, несколько лет назад начали активно списываться истребители F-4, с целью заменить их примерно втрое меньшим количеством F-35 Lightning II. Хотя к F-35 возникает много претензий и в самих Соединённых Штатах, ничего более современного американцы предложить не в состоянии: новейшие F-22 по-прежнему не продают, а вполне неплохой F/A-18 Hornet японцы и сами приобретать не хотят. Конечно, Страна восходящего солнца ведёт и собственные разработки истребителя нового поколения Mitsubishi ATD-X, но от прототипа до полноценного истребителя, как правило, проходит лет десять.

Также во время Великого Восточнояпонского землетрясения было уничтожено от 12 до 20 истребителей F-2, японской версии американского F-16. Заменить их до сих пор не удалось – для этого надо восстанавливать производственные линии, которые давно разрушены. Так что не исключено, что японцы также начнут поглядывать в сторону F/A-18 Hornet, как то уже делают Канада и Тайвань.

Собственные оборонные программы у японцев развиваются достаточно медленно и зачастую проще оказывается купить у американцев. В частности, по сообщениям СМИ, на заводах Техаса и Флориды уже началась сборка первых истребителей F-35 и конвертопланов V-22. Также размещены заказы на дополнительные 40 вертолётов UH-60 для палубной авиации больших вертолётоносцев «Идзумо» и «Кага» и самолёты ДРЛО Е-2 Hawkeye. В целом, Силы Самообороны не делают секрета из своей новой стратегии: авиация и флот должны стать не только более мощными, но и быстрыми, чтобы обеспечить «стремительное возвращение захваченных противником островов». Очевидно, что главный ресурс в сегодняшней непростой международной обстановке – это время. Если нет на разработку собственного, логично было бы приобрести за рубежом самое лучшее.

Сейчас ни о каком воздушном противостоянии между Пхеньяном и Токио говорить не приходится. Технологическая разница между авиацией противников составляет даже не одно, а два три поколения, если не больше. В случае прямого конфликта ВВС Северной Кореи будут разгромлены ещё над Японским морем. Безнадёжно устаревший парк машин северян, состоящий в основном из МиГ-19, МиГ-21 и МиГ-23 просто не сможет дать отпор настолько  ушедшему вперёд противнику. Единственное, что по-настоящему беспокоит Генштаб Японии так это то, что Пекин может оказать КНДР масштабную военно-техническую помощь. То же по понятным причинам беспокоит и корейцев южных.

Впрочем, сейчас Китай едва ли будет активно помогать своему северо-восточному союзнику по трём основным причинам. Во-первых, в КНР идёт масштабная военная реорганизация, а на её завершение нужно время и немалое. Во-вторых, откровенно неудачные для Пекина результаты выборов на Тайване отвлекают силы на южное направление. В-третьих, бесконечный шантаж, провокации и непомерные запросы Кима похоже, надоедают и китайской правящей верхушке. Надоедает настолько, что его, судя по всему, готовы просто сдать, при условии, что победа достанется союзникам подороже, а сам Китай таким образом получит передышку в несколько лет длинной.

Возвращаясь к отношениям Японии и КНДР, можно с уверенностью говорить о том, что пуск ракеты лишь укрепит в японских правящих кругах позиции тех, кто призывает отказаться от девятой статьи Конституции и создать полноценные Вооружённые Силы. Вряд ли Ким Чен Ын рассчитывал на такой эффект, но процесс уже запущен. Недавний громкий арест в Токио резидента северокорейской разведки Пак Чэ Ёна также призван склонить японское общество в сторону решительных изменений в области безопасности. Если это произойдёт, то последствия вскоре ощутит на себе весь регион.



igor_cil86: (Default)
Япония развернула ЗРК по всей стране и выела эсминцы в море в ожидании северокорейского пуска ракеты. Логичное поведение, когда рядом с тобой живёт неадекватный сосед.



Вопреки распространённому у нас мнению, вовсе не Россия и Курильские острова сейчас больше всего занимают военных и дипломатов в Токио. Наиболее опасными очагами конфликтов сегодня считаются Тайвань и Корейский полуостров. Формально никаких обязательств вступаться за Сеул или Тайбэй у Страны восходящего солнца нет, но японских интересов в этих регионах никто не отменял. Поэтому нейтралитет Сил Самообороны будет соблюдаться ровно до первого сбитого японского самолёта или подорвавшегося на мине торгового судна.



igor_cil86: (Default)


Эскалация

На следующий день после победы на парламентских и президентских выборах избранный президент Тайваня Цай Инвэнь анонсировала, что после вступления в должность одним из первых её шагов станет создание зоны свободной торговли с Японией. Подобный ход имеет не только политическое и культурное значение (в этих двух сферах два государства и так тесно интегрированы), но и сугубо военное. Токио запланировал масштабную программу перевооружения, в результате которой образуются солидные излишки кораблей и бронетехники, которую мог бы приобрести Тайбэй. Не последнюю роль сыграли и личные контакты, Япония поддерживала ДПП все годы её пребывания в оппозиции.


КНР отреагировал на прошедшие выборы истерикой в СМИ и масштабными учениями 31 группы армии (расположена в городе Сямэнь) в соседней с Тайванем провинции Фуцзянь и прилегающей к ней водах. Следует напомнить, что часть этой провинции и по сей день удерживается Тайванем: крупный остров Цзиньмэнь и архипелаг Мацзу, которые расположены буквально в нескольких километрах от континента. Эти небольшие клочки суши являются, пожалуй, самой милитаризованной областью Восточной Азии после Корейского полуострова.

К конфронтации обе стороны толкает и экономика. На Тайване сегодня продолжается спад. Что до КНР, то здесь, по утверждениям финансовых аналитиков, в ближайшие два года ожидается крах фондового рынка. Готовясь к нему, инвесторы вывели из КНР в 2015 году более 1 триллиона долларов. Обвал Шанхайской биржи и стремительный отток капитала из Поднебесной подводят черту под сорока годами «экономического чуда».  Дальше либо стагнация, либо рецессия. Причём второе куда вероятнее первого.

Наряду с завершением длительного периода экономического роста завершается и политическая эпоха – эпоха экспансий. Или правильнее её было бы называть эпохой простых территориальных захватов. Она началась со времени Гражданской войны и присоединения Тибета и продолжалась далее с поглощением Парасельских островов, Гонконга, Макао, Большого Уссурийского и острова Тарабарова, приграничных районов среднеазиатских республик бывшего СССР и других территорий.  Следующим должен был стать Тайвань, но не стал. Теперь, вместе с тайванскими выборами перед дальнейшей территориальной экспансией КНР опустился шлагбаум. Точнее, сама экспансия, конечно, возможна – военным путём, который отнюдь не гарантирует победы, и ценой окончательного обвала экономики в неведомые бездны.

560b8183244a0.image.jpg

Если первая мировая война обернулась для Азии лишь стремительным переделом границ, то вторая мировая прошлась по ней разрушительным молотом, сносящим города, государства и целые регионы. Хуже того, её последствиями оставили недовольными всех, как проигравших, так победителей. Новый формат конфликта, который на Западе именуют гибридной войной, несомненно, сейчас изучают в генштабах всех держав Восточной Азии. Конечно, он применим далеко не везде. В частности, полноценный конфликт на Корейском полуострове или высадка Пекином десанта на Тайване будут скорее проявлениями войны традиционной. Но вот в других эпизодах возможностей для вмешательства становится куда больше. Например, прямое участие кадровых офицеров Тайваня в национально-освободительных движениях на территории южных провинций КНР. Если при власти Гоминьдана, выступавшем, с известными оговорками, за единый Китай подобное казалось невозможным, то с приходом  Демократической Прогрессивной партии вероятность таких радикальных действий лишь возрастает. Не исключено, что следующие десятилетия пройдут в попытках соседей «раскачать» Китай до смены власти в Центре и региональных бунтов. Менталитет китайцев, которые достаточно легко поднимаются на восстания, тому лишь способствует.

Антикоррупционная кампания, затеянная в Пекине, имеет основной целью успокоить население, терпение которого уже на исходе. Надо отдать должное китайскому руководству: оно хорошо знает собственный народ и пытается заранее тушить первые же очаги пожара.

США

Существенного обострения замороженных конфликтов до середины 2017 года ждать не стоит. Именно к этому сроку в США должен окончательно утвердиться новый президент, что будет избран 8 ноября 2016 года, и будет сформулирована новая линия внешней политики. Наиболее радикальные перемены ждут Дальний Восток при избрании президентом Хиллари Клинтон, известной своими радикальными взглядами. Собственно, именно такого исхода с нетерпением ожидают в Токио, Сеуле, Тайбэе, Маниле и других столицах. Широко разрекламированное «возвращение на Тихий океан» от администрации Барака Обамы на деле оказалось дешёвым пиар-ходом. Более того, союзники США стали получать даже меньше военных гарантий, чем имели при предшественниках Обамы. Этот факт обеспокоил многие правительства региона и стал одним из поводов для критики Барака Обамы уже в самих США.

На самом деле падение роли США в Западной части Тихого океана чётко обозначилось уже в 1970-х годах. Существовавший под американской эгидой блок СЕАТО (Организация Договора Юго-Восточной Азии), не смог эффективно вмешаться в конфликты на территории Лаоса, не смогли предотвратить падение Южного Вьётнама или отделение Бангладеш от Пакистана, после чего последний даже географически перестал относиться к региону.

Тем не менее, США однозначно будут всё более активно вмешиваться в происходящее. 28 января на базу Кадэна на японском острове Окинава прибыло 26 истребителей США – 14 единиц F-22 и 12 F-16. Шестью днями ранее эти F-22 прибыли в Японию на базу Йокота, в западном Токио. Сейчас это в большей степени демонстрационный шаг, но следующий президент Соединенных Штатов Америки будет однозначно проводить ещё более напористую политику.

Корея и Япония

Важным этапом в формировании нового азиатского альянса стало разрешение в 2015 году противоречий между Южной Кореей и Японией по вопросу «женщин для комфорта». Ещё в 1965 году между Южной Кореей и Японией был заключён базовый договор, по которому Токио выплачивал соседу 800 млн. долларов – громадную сумму по тем временам, а Сеул отказывался от претензий за ущерб за колониальный период. Однако в 2010-х года на волне разжигаемого в Корее национализма и популизма раздались требования потребовать с японцев больше денег в пользу уже конкретных жертв, что вызвало в Токио недоумение и возмущение: мол, за всё давно заплачено. В спор вынуждены были вмешаться американцы и конфликт решили компромиссом. Япония снова принесла официальные извинения и выделила 8,3 миллиона долларов в фонд помощи «женщинам для комфорта», а глава МИД Республики Корея Юн Бён Се заявил об «окончательном и бесповоротном» урегулировании вопроса. Другой скользкий вопрос, об островах Лианкур (Токто) отторгнутых Сеулом ещё во времена Ли Сын Мана, две стороны решили пока задвинуть в стол. Не последнюю роль во внезапном примирении оппонентов сыграла и КНДР, войну с которой и в Сеуле и в Токио всё более воспринимают как практически неизбежную.



Таким образом, взаимное сближение Тайваня, Японии и Южной Кореи медленно, но верно продолжается. Это, конечно, ещё не полноценный аналог НАТО и даже не подобие рыхлого СЕАТО, но уже и не тот разброд и шатания, что наблюдались на протяжении  текущего десятилетия.

Россия

В Восточной Азии Россия может играть только три возможные роли: гегемон, авторитетный нейтрал и зависимая страна. Гегемоном пыталась быть сперва Российская империя до 1905 года, затем СССР в 1945-1991 годах. Причём стоит отметить, что влияние СССР в этом регионе постепенно, но неуклонно сокращалось с самого конца второй мировой войны: при Сталине Китаю была возвращена Манчжурия (вместе с КВЖД) и предоставлена независимость Северной Корее, Хрущёв вернул Пекину Порт-Артур (а затем и вовсе разругался с Мао), Горбачёв передал Китаю Даманский.

С 1991 года Российская Федерация существует в Азиатско-Тихоокеанском регионе в двух измерениях, оказавшись между статусом авторитетного нейтрала и зависимой страны одновременно, причём с большим постоянным дрейфом от первого именно ко второму.

В пользу её статуса как авторитетного нейтрального государства говорят прошлые заслуги, размеры, ядерное оружие, относительно современные военно-воздушные силы,  хоть и устаревший, но всё ещё внушающий уважение Тихоокеанский флот. Немаловажно даже то, что Россия единственная крупная этнически белая страна в регионе. Москва может играть посредника при заключении мира между воюющими странами и, скажем, без России невозможно представить переговоры по КНДР, хотя нашу страну с Северной Кореей связывает один-единственный мост.

В пользу ухода в разряд зависимых стран говорит слабая экономика, безвольная внешняя политика и общее устаревание военного потенциала, доставшегося в наследство от СССР.



Совсем плохой вариант для России превратиться не просто в зависимую страну – не важно, от кого – но в поле для колонизации. Естественно никаких «азиатских орд» до Урала или даже до Москвы не будет. Предел возможностей Китая – забрать максимум 3-4 приграничных Субъекта Федерации, так как больше его экономика просто не вытянет. Максимум для Японии – Сахалинская область, плюс, возможно, юг Камчатки. Больше едва ли.

Россия сильная или слабая, в любом случае будет оказывать влияние на региональный расклад сил. Даже невольные или вынужденные действия Москвы способны поменять общий баланс. А действия эти неизбежно последуют по целому ряду объективных причин. В том числе и достаточно радикальные. Так, если до недавних пор Россия выстраивала особые отношения исключительно с Китаем, то экономический спад заставит искать других региональных партнёров – в том числе и в ущерб Пекину. В конце концов, в политике нет вечных друзей и вечных врагов, но есть вечные интересы.


Так или иначе, 2016 год в Азиатско-Тихоокеанском регионе будет богатым на разного рода военно-политические события.

14135286.jpg

igor_cil86: (Default)
Подразделение со сложным названием «Корейское усиление (приращение) для армии США» – «Korean Augmentation To the United States Army (KATUSA)» – особая армейская группа в составе Восьмой армии США, состоящая из действующих корейских военнослужащих, находящихся под американским командованием. Она была создана в июле 1950 года с началом Корейской войны, когда президент Ли Сын Ман передал управление всеми корейскими войсками Дугласу Макартуру, причём нормальной правовой основы для существования столь экзотического формирования нет и по сей день – только устные договорённости и частные письма. Тем не менее, система, изначально создававшаяся, как временная, оказалась удивительно устойчивой и скоро справит свой 66-ой день рождения.



Надо сказать, что проблемы в управлении южной частью Кореи у американцев начались с первого дня оккупации в 1945 году. Разница между двумя культурами была слишком очевидна, а немногочисленные англо-корейские переводчики часто вели собственную игру к личной выгоде. И без того сложная  ситуация стала совсем нетерпимой с началом Корейской войны. Первые бойцы нового подразделения были приписаны к Седьмой пехотной дивизии армии США и лагеря их подготовки изначально располагались в Японии. Надо сказать, что далеко не все из первых бойцов KATUSA были добровольцами. Есть свидетельства, что американцы принудительно набирали подразделение из числа беженцев, чтобы позже пустить их в первых рядах во время высадки в Инчхоне в сентябре 1950 года.
Официально цель существования KATUSA с 1950 года примерно не менялась – обеспечить армию США большим количеством военнослужащих, знающих корейский язык, обычаи населения и местность, чтобы в критический момент координация между армиями была максимальной. Неофициально – так создаётся проамериканская военная элита в Республике Корея. Основным тренировочным лагерем KATUSA сегодня является Кэмп Джексон. Там корейские военнослужащие носят американскую форму, живут и работают вместе с военнослужащими США по американским стандартам. Присяга также отличается от общевойсковой присяги армии Южной Кореи. Служба в армии США зачисляется корейским призывникам как служба в вооружённых силах собственной страны.
В самой Южной Корее KATUSA подвергается критике по причине того, что американцы получают самых талантливых выпускников корейских вузов, хотя в теории зачисление в подразделение происходить случайным образом из числа солдат, минимально знающих английский язык. Тем не менее, попасть в KATUSA и приобщиться к американской службе считается большой удачей для простых корейских солдат, где бытует стойкое мнение, что у американцев лучше условия проживания, службы, медицинской помощи, отсутствуют издевательства, да и в целом подобный факт полезен для будущей карьеры. Поэтому конкурс в KATUSA традиционно очень высок, а количество мест лишь сокращается. Если в 2005 году в подразделении числилось 4800 военнослужащих, то в 2012 году – уже 3400.
Другой спорный момент заключается в том, что немалое число корейцев коробит от структуры с настолько сильным колониальным душком. Настолько, что в прессе даже несколько раз появлялись ложные сообщения о закрытии программы.
По действующему соглашению с США, в случае начала боевых действий, управление всей южнокорейской армией переходит к Соединённым Штатам. Первоначально предполагалось, что право командовать собственными войсками будет возвращено Сеулу в 2015 году, но позже срок сдвинули к 2020. А значит, прослойка между двумя армиями по-прежнему необходима. По этой причине программа KATUSA будет продолжаться и далее, закрывать её не планируют и после 2020 года.


igor_cil86: (Default)


Предисловие.

Испытание северокорейской водородной бомбы вновь остро поставило вопрос о возможной войне на полуострове. 13 января президент Республики Корея Пак Кын Хё призвала к введению полномасштабных санкций против КНДР со стороны мирового сообщества. Если её инициатива будет поддержана в Совете Безопасности ООН, то Пхеньян окажется перед перспективой экономической катастрофы, на которую ему придётся отвечать, в том числе, возможно и военными средствами.

Вопреки расхожему мнению, конфликтный потенциал Дальнего Востока куда выше, чем аналогичный параметр, скажем Востока Ближнего. Обсуждая недавнюю конфронтацию Ирана и Саудовской Аравии, политические обозреватели слишком смело говорили о возможной войне, игнорируя тот факт, что военная промышленность Ирана остаётся весьма отсталой, а у саудитов её нет вообще – соответственно весь конфликт выдохся ещё на старте. Своего ВПК не имеет даже такой военный монстр, как Египет.

В Восточной Азии ситуация другая, при том, что противоречия там столь же непримиримые, а взаимные претензии ещё более застарелые. Здесь даже средние государства благоразумно стремятся к максимальной локализации военного производства на отечественных мощностях. Малайзия, Вьетнам, Индонезия и даже Мьянма активно развивают военное кораблестроение и другие перспективные направления.  Так что для создания и поддержания крупного конфликта этот регион подходит лучше любого другого. Корейский полуостров и его ближайшие окрестности насыщенны военным присутствием самых разных держав. Не исключено, что Северо-Восточная Азия это самый милитаризованный регион в мире.

В обострившемся противостоянии положение всех сторон конфликта напоминает застывший портрет спортсменов перед стартом. Уже через полгода ситуация изменится так как конструкторские бюро, заводы и верфи произведут ещё больше продукции, которая будет способна повлиять на исход конфликта. Преимущество здесь за теми, у кого мощнее экономика, больше ресурсов и кто рациональнее пользуется временем, которое в любой войне много дороже золота.

Южная Корея.

Республика Корея – одна из немногих стран, которая, возможно, даже заинтересована в эскалации. Судя по действиям Сеула, политическое руководство страны уверено, что если при худшем раскладе враг сожжёт два или три южнокорейских города в ядерном огне (что, кстати, очень маловероятно), то итоговая победа будет за американо-корейскими силами. У этой уверенности есть свои основания. Сегодня Южная Корея вполне может претендовать на статус региональной великой державы. По сравнению с Японией, где до сих пор действуют ограничения на размер армии и качество вооружений, южнокорейское руководство ограничивает собственные военные амбиции лишь бюджетом и фантазией. Экономическая мощь Юга в десятки, а по некоторым показателям и в сотни раз превышает всё то, что может наскрести Север, а развитая транспортная инфраструктура позволяет провести мобилизацию в кротчайшие сроки. Про сухопутные войска Кореи и их оснащение написано достаточно много и подробно – в нашем случае достаточно вспомнить, что это огромная армия, численностью 495 000 солдат и офицеров, владеющая тысячами боевых машин и сотнями единиц (не считая тех, что находятся в составе ВВС и морской авиации) вертолётов.

Большой упор Сеул делает и на десантный флот. Помимо 4 больших танкодесантных кораблей класса «Го Джун Бонг» (4300 т.), построенных в 1990-е, и УДК «Докто» (18 000 т.), реализуется амбициозная программа строительства четырёх танкодесантов «Чон Ванг Бонг», водоизмещением 7140 тонн. К тому же нельзя забывать об огромном торговом флоте Южной Кореи, который может быть мобилизован. Генеральный замысел ясен – помимо сухопутных прорывов через приграничные укрепрайоны крупные десанты будут высажены  вдали от основных ТВД. Численность Морской пехоты Южной Кореи составляет 29 000 человек по сведениям на 2014 год. Для сравнения морская пехота Российской Федерации в том же году насчитывала по одним данным 20 000 человек, по другим – 8 000.

Кроме того, у Республики Корея есть группа непотопляемых авианосцев, нависающих над берегом противника. Это острова Пеннён-до, Тэчхон-до и Енпхён-до, стратегическое расположение которых позволяет угрожать всему западному побережью КНДР.

В целом, если большая война начнётся уже завтра, то Сеул к ней готов и степень этой готовности растёт из года в год. Устаревшее вооружение списывается и заменяется новым. Единственная сфера, в которой южные корейцы пока не достигли успехов, это противоракетная оборона. Помимо баллистических ракет, угрозу для южан представляет отсталый, но многочисленный подводный флот КНДР – почти вся внешняя торговля Южной Кореи идёт именно морем.

КНДР.

Осознание реального отставания от Южной Кореи в обычных вооружениях и привело КНДР к необходимости развивать собственную ядерную программу. Однако неимоверные усилия, вложенные в создание ядерного оружия, могут пойти прахом из-за уже упомянутых ракетных эсминцев Сеула. К тому же применение столь неизбирательного оружия не спасёт северокорейский режим, а лишь оттянет его падение.

Об армии КНДР известно не так уж много. Известно, что она одна из самых больших по численности, но большую часть времени проводит не военных тренировках, а в работах на благо народного хозяйства. Вооружение этой армии родом, по большей части, из 1950-1970-х годов, при том, что в современной войне даже разница в одно поколение в некоторых случаях может считаться критической.

Конечно, существуют у Корейской народной армии и относительно современные вооружения, но в критически малом количестве. Например, отечественный основной боевой танк М-2002 (он же, «Сонгун-915»), вооружённый 125-мм пушкой, 14,5 мм пулемётом и противотанковыми ракетными комплексами Bulsae-3. Или (по информации сетевых источников) некоторое количество российских БТР-80А, что были закуплены в РФ два десятилетия назад.

В авиации ситуация столь же безрадостная. ВВС могут похвалиться лишь тремя десятками относительно новых истребителей МиГ-29 и примерно таким же количеством штурмовиков Су-25, остальной же парк авиации это МиГ-21, Су-7, Ил-28 и тому подобные раритеты. С вертолётами ситуация не сильно лучше. Задача такой «авиации» видимо, героически погибнуть на аэродромах или при взлёте в первые дни боёв, отвлекая на себя внимание ВВС Республики Корея, после чего солдатам КНДР опять, как и в прошлую войну, придётся рыть системы подземных тоннелей, чтобы спастись от вражеских атак с воздуха.

По существу, все надежды центральной власти в Пхеньяне могут быть сосредоточены лишь на том, что в случае войны население и армия проявит достаточную стойкость, а не разбежится в первые же недели, когда превосходство врага по всем направлениям станет очевидным. По этой же причине Северной Корее не выгодно перерастание пограничных конфликтов в полномасштабную войну, хотя полностью отказаться от провокаций режим не может – немалую часть ресурсов он получает извне именно за счёт шантажа. Да и внутриполитическая ситуация требует поддерживать определенный тонус. В случае войны шанс продержаться некоторое время у КНДР есть лишь на самом северном рубеже в высокогорной части страны, да и то лишь до тех пор, пока не спадёт листва.

Япония.

Для Японии конфликт желателен и нежелателен одновременно. Да из первой Корейской войны Токио извлёк немалую прибыль, став крупнейшим иностранным подрядчиком армии США, что косвенно послужило одной из причин Японского экономического чуда. Да, сейчас подобные вливания не помешали бы японской экономике, если бы не очевидные издержки.
А издержки это немалые – участие в войне. Даже если Ким Чен Ын и не окажется столь безумен, чтобы запускать баллистические ракеты по городам Японии, его подводные лодки (а их у северокорейского режима несколько десятков) вполне могут на время парализовать всю морскую торговлю в регионе.

Участие же в наземной кампании на Корейском полуострове Токио не интересно по трём причинам. Во-первых, технически это будет крайне сложно. У Японии нет морской пехоты и всего три десантных корабля класса «Осуми» – остальные давно пустили на слом. Во-вторых, Южная Корея – это союзник США и новая Корейская война станет борьбой за продвижение интересов Вашингтона в Азии. Интересов конкретно Токио там нет вообще, а посылать Силы Самообороны умирать за американцев – собственный народ такого просто не поймёт и для любого премьер-министра это станет концом политической карьеры.

В-третьих, и правящие круги и население в Южной Корее категорически против какого-либо японского военного вмешательства. Эта тема регулярно поднимается в корейских политических дебатах, не смотря на то, что Токио сам не горит желанием вмешиваться. На 2016 год запланировано начало производства боевых машин Maneuver Combat Vehicle, а также закупка первой партии американских амфибий AAVP-7A1s для Сухопутных Сил Самообороны. Флот в этом году намерен протестировать сверхзвуковую крылатую ракету XASM-3, а в следующем, 2017 году испытает противоракету SM-3 Block 2A (скорость 4,5 км/с, дальность 1500 км) и завершить проектирование нового эсминца 27DD. В японский военный бюджет на 2016 год также заложены закупки 6 истребителей F-35A Lighting II, 4 конвертопланов V-22 Osprey, 17 вертолётов Mitsubishi SH-60K, предусмотрено начало закупок трёх и более беспилотных аппаратов RQ-4 Global Hawk, а также некоторое количество воздушных танкеров-заправщиков KC-46A. И это лишь часть того, что планируют приобрести в Токио. Полный список займёт отдельную статью.
Пока все эти программы находятся в процессе исполнения, Токио постарается не ввязываться в конфликт – это минимум два года.

Китай.

КНР – ещё одна страна, категорически не заинтересованная в большой войне на полуострове. У Пекина в настоящий момент хватает и иных проблем: экономический спад, грандиозная антикоррупционная кампания, крупномасштабная военная реформа, выборы и укрепление сепаратизма на Тайване. Конечно, в Пекине согласились бы на маленькую победоносную войну, однако все понимают, что война в Корее не будет не маленькой и не победоносной. Кроме того, у Китая под боком своя «Южная Корея» – речь о тайваньском острове Цзиньмэнь, который расположен всего в 7 (!!!) км от континентального Китая, который для победоносных войн годится куда больше.

Учитывая осторожную политику Пекина, а также в целом прохладные отношения с КНДР, всё, на что может рассчитывать Пхеньян – это поставки китайского вооружения, да ограниченное участие военспецов Поднебесной. Глобальной войны с неизвестным исходом ради  КНДР никто в Китае затевать не станет – стратегия воздерживаться от конфликтов до 2020 года будет работать и далее. При этом граница между Китаем и Северной Кореей, что сейчас практически (!) открыта для свободного перемещения граждан в обе стороны, может быть легко заперта силами НОАК с китайской стороны, если ситуация начнёт принимать совсем неприятный оборот.

Россия.

Ещё одна страна, которой не выгодно ни обострение, ни, тем более, война на самых её границах это Россия. Имея чуть-чуть примороженный конфликт на Украине и заморский фронт в Сирии, в которую был срочно переброшен даже флагман Тихоокеанского флота крейсер «Варяг», пытаться надувать щёки где-то есть безумие чистой воды. Защищать КНДР Российская Федерация не станет при любом развитии событий, поскольку северокорейский режим не является ни её клиентом, ни союзником. В то же время нельзя забывать, что Сеул никогда не отказывался от правопретензий на область Ноктундо, что некогда входила в состав державы Чосон, а ныне является частью Приморского края Российской Федерации. Впрочем, и преувеличивать угрозу не стоит – посягать на российскую территорию в самом крайнем случае будут лишь шальные снаряды с сопредельной территории. В целом же конфликт любого размера на Корейском полуострове можно рассматривать для России как глубоко периферийный и не представляющий угрозы. Они, эти угрозы, могут проявиться потом, годы спустя, но не во время и не сразу после войны.

Почему не начинают?

Начать войну, даже при большом желании дело крайне непростое. Даже при победном для Республики Корея раскладе экономика просядет очень сильно – инвесторы не любят войны – и с многих рынков её выкинут азиатские конкуренты. Непонятна и степень поддержки, которую Сеулу готов оказать Вашингтон. Администрация президента Обамы уже доказала, что с удовольствием готова поджигать конфликты, но категорически не собирается в них участвовать. Это новое свойство внешней политики США, которое впервые проявилось ещё во время войны против Ливии, неприятно удивило американских союзников по всему миру. Конечно, при желании Сеул может справиться и сам, но без американцев сделать это будет заметно тяжелее. Если, скажем, президент Буш Младший без колебаний отдал бы необходимый приказ, легко получив одобрение Конгресса на использование армии, то с нынешним лидером всё совсем не так просто.

На сегодняшний день в Корее дислоцировано 28 500 американских военнослужащих, однако при необходимости этот контингент может быть значительно усилен за счёт подкреплений из Японии и Гуама. Армии двух стран – США и Южной Кореи – максимально интегрированы и приведены в единые стандарты. Отдельной и весьма любопытной структурой является КАТУСА (Korean Augmentation To the United States Army KATUSA), которая, по сути, представляет собой американский иностранный легион в Корее. Это военнослужащие корейской армии, которые носят американскую форму, лучше знают английский язык, американские уставы и технику. В Рунете про эту программу нет ни единой публикации, хотя она существует с 1950 года и добилась определённых успехов.

Итоги и перспективы

То, что война неизбежна – это очевидный факт. Другое дело, что она, скорее всего, начнётся не в 2016 году. Хотя и гарантии, что она не начнётся на днях, никто с уверенностью не даст. Стороны и в прошлом демонстрировали бескомпромиссность, а сейчас в обеих странах находятся лидеры, отягощённые памятью об успехах славных предков. Личный фактор – тут не самый последний. Пак Кын Хе, нынешний президент Республики Корея, дочь легендарного Пак Чон Хи, с которого началось корейское экономическое чудо. Про отца и деда же нынешнего лидера КНДР тоже можно вспомнить немало. Так что личные мотивы здесь играют не последнюю роль.

Оглядываясь в историю, можно с уверенностью сказать, что в 1950-х КНДР сохранилась на политической карте исключительно благодаря массированному советско-китайскому военному вмешательству. Сегодня на подобную «братскую помощь» Пхеньян рассчитывать не может.

В целом же, повторимся, к перспективам войны именно в 2016 году надо относиться скептически. В более же отдалённой перспективе вероятность её повышается.  Под «отдалённой перспективой» надо понимать период в следующие 3-5 лет, максимум – 10, то есть к моменту окончательной дестабилизации существующего мирового порядка, который удивительным образом совпадает со сроками окончания многих программ перевооружения вооруженных сил Южной Кореи.

Магистральная идея объединения двух Корей не исчезла не из политической повестки Сеула не из общественного сознания. Кроме того, значительная часть природных ресурсов Корейского полуострова сосредоточена именно на Севере. Кроме того, объединение страны под началом Юга станет началом нового экономического рывка уже для объединённой страны, сравнимого со сталинскими пятилетками СССР, экономическим взлётом послевоенных Германии и Японии, а также с первым «корейским чудом». Население Севера испытывает товарную нехватку, а инфраструктура, в общем-то, должна быть создана с нуля. Так что это битва за один из последних на земном шаре незанятых рынков.

Примечания:


  1. Козырный военно-морской туз Сеула – эсминцы УРО класса «Король Седжон Великий» – настоящие чудовища по количеству вооружений уступающие только российским атомным крейсерам проекта 1144 «Орлан». Помимо 8 противокорабельных крылатых ракет SSM-700K Haeseong и 32 крылатых ракет Hyunmoo-3 для атак наземных целей, эсминцы этого класса имеют в своём арсенале зенитные ракеты SM-2 Block IIIB/IV.

  2. Япония официально не участвовала в Корейской войне по той причине, что до 1952 года её основная территория находилась под американской оккупацией. Но отдельные добровольцы из Страны восходящего солнца, преимущественно корейского происхождения, отметились в боевых действиях.

  3. Надводная часть Тихоокеанского флота РФ на 90% состоит из боевых кораблей 1980-х (от силы – начала 1990-х) годов постройки. Все эти корабли были весьма грозными, но опять же для восьмидесятых годов, сейчас же их не списали лишь потому, что замены нет и не предвидится.

  4. Для справки: протяжённость российско-северокорейской границы составляет всего 39 км. Две страны связывает единственный железнодорожный мост Дружбы. Других переходов нет.

  5. Ближайшая российская точка к возможной зоне боевых действий – железнодорожная станция Хасан и пограничная застава «Песчаная».

igor_cil86: (Default)
Не успел утихнуть конфликт между Ираном и Саудовской Аравией, как начало дымиться в Корее. Сегодня утром Республика Корея выкатила к границе гаубицы, одновременно начав вещание на территорию противника из громкоговорителей. Ждём ответа северян. Впрочем, в обострении больше виноват именно Ким - ядерные испытания были ненужной провокацией.

Учитывая крайне неспокойную международную обстановку, полыхнуть в этот раз может очень неслабо. Для Японии это будет лишним поводом провести юридическую реформу Вооружённых Сил.

P. S. Лента обновилась. Пишут, что северяне ответили тем же.


Гламур в армии Южной Кореи



igor_cil86: (Default)
Очередной кризис на Корейском полуострове вполне ещё имеет шансы завершиться миром и взаимными рукопожатиями, после чего обе стороны отступят, сохранив лицо. Многочасовые переговоры, прошедшие в субботу и воскресенье, ясно дали понять, что война никому по-настоящему не нужна, однако обе стороны находятся в плену устоявшихся идеологических установок, а также личного бэкграуда каждого из лидеров. И именно это сейчас является куда большей угрозой, чем гаубицы на границе.
Действующий президент Южной Кореи Пак Кын Хе – первая женщина-президент этой страны, по совместительству дочь легендарного Пак Чон Хи, в период правления которого и было запущено корейское экономическое чудо. Ради политического успеха Пак Кын Хе пожертвовала личным счастьем, и теперь выйти из тени отца она может лишь совершив нечто более выдающееся. Такое, что останется в веках и памяти многих поколений, как момент величайшего триумфа. Что именно – подсказывает сама карта – объединение страны было главной национальной идеей корейцев по обе стороны от 38-ой параллели многие десятилетия.

В не менее щекотливом положении находится и её оппонент Ким Чен Ын. После провала экономических реформ и откровенной симуляции бурной деятельности, вроде создания уникального часового пояса ему необходимо укрепить свой авторитет. Показать слабость перед врагом он не имеет права, ибо подобное поведение будет означать потерю авторитета внутри страны с перспективой быть свергнутым, что в северокорейских условиях равносильно смертному приговору.




Ким Чен Ын скорее пойдёт на эскалацию, видя её наименьшим из зол.
Впрочем, рассматривать вероятность прямого вооруженного столкновения только через призму личностей лидеров было бы неправильно. Изменился и сам мир. Крах государственных границ в Восточной Европе и на Ближнем Востоке, вкупе с финансовым кризисом и падением цен на нефть принесли в мир предгрозовое ожидание, которое теперь докатилось и до Дальнего Востока. Граждан РК и КНДР так долго убеждали в том, что однажды полуостров будет объединён, что нынче, в удушающей атмосфере приближающейся войны, одному из лидеров достаточно просто объявить, что «время пришло».
Если нынешний конфликт будет так или иначе урегулирован, то нет никакой гарантий, что он не вспыхнет снова через пять, десять или пятнадцать лет. Сразу стоит отложить в сторону военные подробности гипотетического столкновения, предоставив разбирать их компетентным специалистам уровня Академии Генштаба. Упомянем лишь несколько очевидных фактов. Линия разграничения между Северной и Южной Кореей по большому счёту не граница, а линия фронта. За десятилетия она превратилась в мощнейший укрепрайон, штурмовать который ни одна из сторон не сможет без серьёзных потерь. Следовательно, удар, вероятнее всего, будет нанесён в обход демилитаризованной зоны путем высадки десанта с моря. Сегодня на операцию такого масштаба способна лишь одна страна в мире – Соединённые Штаты Америки. Кстати, на недавних учениях военные Южной Кореи и США отрабатывали именно такой сценарий, что вызвало негодование Пхеньяна, а затем и все последующие события.
Технически Южная Корея наголову превосходит КНДР. Измерить пресловутый «боевой дух» северокорейцев невозможно, кроме того, никто не докажет, что корейцы южные не могут или не хотят воевать. Это Азия и тут любой вопрос становится принципиальным, любая позиция – непримиримой, с соответствующим уровнем жестокости на поле боя и оккупированных территориях. Гражданские же войны тем и страшны, что своих там всегда режут с большим упоением, чем чужих.
Если же говорить о главных выгодополучателях, то здесь в первую очередь следует назвать США. Вашингтон выигрывает в любом случае. Если война так и не начнётся, то Сеул лишь теснее привяжется к сюзерену.  Начнётся – американский ВПК хорошо заработает на поставках оружия, а у Китая и России под носом возникнет ещё один источник проблем.
Создание единой Кореи со столицей в Сеуле тоже вполне отвечает американским интересам. Ведь южнокорейское правительство имеет свои отложенные территориальные претензии и к России (Ноктундо) и к Китаю, которые владеют землями, исторически входившими в состав корейских государств. Позиции же единой Кореи будут куда сильнее, чем двух ослабленных осколков.
В случае начала войны Россия защищать КНДР точно не станет. Китай, судя по всему, тоже. Пекин уже показал, что не желает ввязываться в крупный конфликт. Во время недавних пограничных стычек с Бирмой китайские лидеры проявили удивительную сдержанность и лезть в схватку ради КНДР, с которой отношения изрядно ухудшились, Си Цзиньпин едва ли станет. Япония также останется в стороне, в лучшем случае взяв на себя транспортную поддержку, как это было во время прошлой Корейской войны. Токио тут представит свои аргументы в виде Конституции и непростого исторического наследия. В действительности Страна восходящего солнца не собирается посылать своих солдат ради воссоздания прямого геополитического конкурента. Да и приглашение японских военных на полуостров станет политическим самоубийством для любого южнокорейского лидера. Американцы – другое дело.
Если боевые действия на полуострове всё-таки начнутся, за их ходом будут внимательно следить и в Москве. Российские интересы на полуострове вполне очевидны. Хотя КНДР много десятилетий является клиентом Пекина, а Москвы, для РФ режим Кимов является относительно спокойным и предсказуемым соседом. Война с её неизбежными составляющими (беженцы, перелёты шальных снарядов через границу и т. д.), а такжн гипотетическое появление на наших границах нового субъекта, развитого в экономическом и военном плане, не сулит ничего хорошего. Поэтому миротворческие заявления российского МИДа вполне объяснимы. Другим интересным моментом является то, что у обеих Корей на вооружении состоит изрядная доля советской и российской военной техники. У КНДР она, конечно, куда выше, но и Республики Корея найдётся несколько десятков таков Т-80 и БМП-3. В целом зрелище ожидается весьма своеобразное.
Возвращаясь же к сегодняшней обстановке в регионе, можно констатировать, что переговоры между двумя сторонами закончились именно тем, чем и должны были и никаких сюрпризов не принесли. Возможно, оно и к лучшему, поскольку предсказуемый противник всегда лучше непредсказуемого.

П.С. Статья сегодня утром вышла с некоторыми правками на портале "Военное обозрение" (написана была вчера вечером) http://topwar.ru/81041-koreya-obschaya-sudba-i-obschiy-rok.html
Утром же почти одновременно с ней пришла новость об обострении и стягивании сил.

П.С. - 2  

К вечеру Север и Юг вроде договорились. Следим за событиями.





igor_cil86: (Default)
В 11:00 МСК истёк срок ультиматума КНДР Южной Корее. Гаубицы уже на позициях. При желании северокорейская артиллерия может накрыть не только матюгальники вдоль границы, но и южные пригороды Сеула. Правда в том, как отреагирует на такой беспредел в РК сомневаться не приходится.



Тем временем НЕуважаемый Дмитрий Медведев, старательно работающий над ухудшением экономической ситуации в стране, решил поработать и над внешней политикой. Для этого он явился на Курильский остров Итуруп, чем вывел из себя японцев. Полагаю, после подобного демарша визит Путина в Токио теряет всякий смысл, а японцы поймут, что с кидалами нет смысла вести дела. Браво господин Медведев! России как раз недоставало ещё одного активного врага.
Япония же тихо готовится, сделав для себя выводы. Время мести пока не пришло.

640px-JS_Ise_(DDH-182)_and_JS_Kunisaki_(LST-4003)_at_Yokosuka.jpg


igor_cil86: (Default)
То, что должно было случиться, случилось. На границе Северной и Южной Корей вновь начали стрелять. Идёт ли речь о локальной провокации или стороны на сей раз настроены серьёзно, пока говорить сложно. Американцы сейчас очень желают предъявить миру голову какого-нибудь именитого врага. Не получается Путина или Асада - пусть будет Ким.

Хроника: http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/2198016




igor_cil86: (Default)
15 августа Северная Корея переходит с часового пояса UTC+09:00 на UTC+08:30, которым в настоящее время не пользуется ни одна страна. Политический подтекст такого решения не скрывается – под видом борьбы с неведомым уже 70 лет «японским империализмом» происходит очередная имитация достижений. Молодому Киму к 70-летию освобождению полуострова нужны если не победы, то, по крайней мере, их видимость. Демонтаж остатков японского наследия в КНДР вполне подходит под образ такой победы, хотя ни его отцу, ни деду «японское время» не мешало. Так же Ким Чен Ын пытается даже в очередной раз показать собственную независимость даже в плане измерения времени. Ведь с экономической точки зрения была бы выгоднее привязка либо к UTC+09:00 (стандартное Японское и Корейское время) либо к UTC+08:00 (используется на всей территории КНР и Тайваня), а не изобретении чего-то самобытного. К слову, Южная Корея уже выразила недовольство очередной инициативой соседа формально именно по хозяйственным причинам, хотя и политики тут замешано не мало. Обстановка на границе двух государств по-прежнему остаётся напряжённой. 4 августа двое южнокорейских пограничников подорвались на мине, что была установлена, как утверждается, диверсантами противника. Шанс, что у кого-то сдадут нервы, велик, как никогда. Новая же война на полуострове, пусть даже и не такая кровопролитная, как прошлая, выгодна и США и Японии, и даже самой Южной Корее, которая имеет все шансы на победу.
В идеологическом плане Ким Чен Ын явно демонстрирует не только приверженность заветам предков, но стремится творчески развивать их. Таким образом, он косвенно показывает, что в чём-то даже и превзошёл Ким Ир Сена и Ким Чен Ира, которые «не додумались» до демонтажа нематериального японского наследия. Хотя, конечно, прямо о таком никто не заявит – потрясение идеологических основ государства никому не нужно. Такие катаклизмы особенно опасны сейчас, когда экономика КНДР снова вошла в штопор, так как зарубежные инвесторы не торопятся вкладывать в страну с непредсказуемым режимом, а идейно-вредный k-pop продолжает просачиваться со стороны КНР, разлагая умы молодёжи и не только. По большому счёту популистские и относительно дешёвые в исполнении шаги северокорейского лидера понятны, и отчасти даже оправданы.
Справедливости ради надо сказать, что UTC+08:30 уже использовалось в единой Корее в короткий период с 1908 по 1912 годы, пока не было отменено японской колониальной администрацией. После второй мировой войны этот специфический часовой пояс был утвержден в Южной Корее с 1954 по 1961 годы, но от этой идеи отказались – ведь и на Севере и в Японии по-прежнему использовался UTC+09:00.
В привязке же к очередному юбилею освобождения новая инициатива Пхеньяна отнюдь не уникальна. 20 лет назад, но уже в Южной Корее на волне популизма уже был снесён Дом японского генерал-губернатора, признанный ранее памятником архитектуры.



Так что Ким Чен Ын не изобретает ничего нового. Разве что варварства в его действиях прослеживается явно меньше. К слову, на Тайване, Южном Сахалине и Курильских островах ситуация несколько иная. Если в первые годы всё японское целенаправленно уничтожалось, то теперь кое-что даже пытаются сохранять. Видимо, это объясняется отсутствием у русских и китайцев исторических комплексов неполноценности.
Часовой пояс UTC+09:00 используют в настоящее время Южная и Северная (до 15 августа 2015 года) Кореи, Япония, бывшая японская колония Палау и некоторые другие страны. В России данном часовом поясе находится часть Якутии и Амурская область.
igor_cil86: (Default)
Новости из Северной Кореи обычно воспринимаются с иронией. В массовом сознании эта страна прочно закрепилась как нечто отсталое, навсегда застрявшее то ли в 1940-х, то ли в 1950-х годах. Из северокорейских брэндов в мире на слуху лишь имена карикатурно-деспотичных вождей, время от времени выдающих на публику грозные заявления. Однако времена меняются.
За последние несколько лет в КНДР происходят поистине эпохальные сдвиги. У самой зажиточной части городского населения появились современные видеокамеры, мобильные телефоны, DVD-проигрыватели. В стране возникло легальное частное предпринимательство, хотя оно носит и весьма специфические формы. На улицах всё чаще можно увидеть новые автомобили, а телевидение хвастается перевооружением заводов передовым оборудованием и демонстрирует футбольные матчи «Манчестер Юнайтед», «Челси» и «Арсенала». Исчезновение с денежных купюр портрета «отца нации» Ким Ир Сена тоже весьма показательно. На самом деле признаков перемен достаточно много, и они весьма разнообразны.

1414931281_nm260711_a_415588b

Нынешние реформы напоминают об аналогичных опытах соседей. Это и преобразования Дэн Сяопина, превратившие Китай в сверхдержаву или НЭП в Советской России, вытащивший страну из разрухи гражданской войны. Прежняя экономическая система признана неэффективной и не отвечающей интересам страны. При правильном подходе в КНДР может через 15-20 лет стать новым «азиатским тигром», за раз перепрыгнув сразу несколько технологических ступеней. Однако все эти преобразования власть твёрдо намерена держать в ежовых рукавицах. Существует мнение, что громкие казни известных функционеров нужны Ким Чен Ыну, чтобы преодолеть сопротивление «старой гвардии», одновременно запугивая тех, кто может пожелать политических свобод, вслед за экономическими. Молодой лидер уже чётко дал понять, что политический курс останется прежним, а для несообразительных уже возводятся новые сети трудовых лагерей, в дополнение к уже имеющимся.

1414931454_north-korea-banner

Конечно, нынешние реформы — это меры вынужденные. Ким Чен Ын неглуп и понимает, что соседи (Южная Корея, Япония и Китай), и без того обгоняющие его страну лет на 50 или больше, вот-вот перешагнут на новый технологический уклад. И тогда «северокорейский вопрос» может быть решён одной решительной военной операцией. И противопоставить этому будет нечего. Чтобы избежать такого исхода, технологический разрыв надо сократить до минимума.

Потенциал Северной Кореи достаточно велик, но для его реализации нужны несколько слагаемых. В первую очередь это валюта и человеческие ресурсы. Валюту Пхеньян получает через экспорт морепродуктов, текстиля и минеральных ресурсов. Важным её источником также является туризм — его предлагается развивать и расширять. С человеческими ресурсами сложнее: придётся сокращать непомерно раздутые вооружённые силы, которые и так значительную часть времени заняты в народном хозяйстве, а не в боевой подготовке. Но подобное сокращение может вызвать недовольство «старой гвардии» северокорейской элиты, поэтому именно с её «зачистки» Ким Чен Ын начал свои реформы.

Не остались без внимания и внешние заимствования. Правда тут есть определённые сложности. Китайцы больше не хотят вкладываться в своенравных и переменчивых вождей КНДР, а отношения с остальными державами настолько испорчены, что говорить о деньгах вообще нет смысла. Тут-то и пришла на помощь Россия с её проектом модернизации корейских железных дорог на $25 млрд. Интерес КНДР в этом понятен, но немало вопросов возникает уже у россиян. Понятно, что эти огромные деньги никогда не отобьются даже частично, а покупать сомнительную «лояльность» за такие деньги чересчур затратно. Тем не менее, этот проект, похоже, станет реальностью.

Нынешние преобразования уже дали свои первые плоды. Медленно, но уверенно растёт уровень жизни, а в Пхеньяне появляются первые современные небоскрёбы. Учитывая, сколько всего в КНДР предстоит создавать заново (модернизировать, восстанавливать), то только на внутренних запросах можно сформировать устойчивый рост на многие годы вперёд. Со временем КНДР истощит внутренние резервы роста, а это случится через 20-30 лет бурного развития, когда страна упрётся в свой потолок. В тот момент перед правительством КНДР встанет выбор, который уже возникал много раз перед руководством очень многих стран — стагнация или внешняя экспансия. Вот тут-то и проявится сущность режима, который вполне может выбрать именно второй путь. Несомненно, что объектом такой экспансии может быть только южный сосед, и тогда встаёт вопрос, а готовы ли будут США и Япония всерьёз помочь Сеулу. Соединённые Штаты всё ещё очень сильны, но их мощь падает с каждым десятилетием, а Япония едва ли захочет спасать конкурента, предпочтя, скорее, забрать под шумок острова Токто и Уллындо. Прошлую Корейскую войну можно считать ограниченным военным успехом Пхеньяна — ему не удалось объединить всю страну, но сумел присоединить Кэсон. Правда в те времена за Ким Ир Сеном стояли всей своей мощью СССР и КНР. Сейчас о подобной поддержке можно лишь мечтать.

В целом же объединение «трёх Корей» (третьей Кореей иногда называют Яньбянь-Корейский автономный округ в составе КНР) остаётся перспективой очень отдалённого будущего. А вот экономический подъём Северной Кореи становится реальностью прямо сейчас.
Игорь Кабардин

Статья на Топвар: http://topwar.ru/61715-nakanune-bolshogo-ryvka.html

igor_cil86: (Default)

Вызывает большие сомнения заявленный Россией проект по модернизации железных дорог КНДР с громким названием «Победа» и стоимостью $25 млрд.. Непонятны выгоды для Российской Федерации, которая и так переживает не лучшие времена, к тому же северокорейский режим с лёгкостью может конфисковать любые иностранные объекты на своей территории под любым предлогом. Именно поэтому западные инвесторы сейчас вкладывают в КНДР очень скудно и осторожно – нет гарантий. Именно поэтому направлять 25 млрд. долларов (в то время, как в самой России РЖД массово ликвидирует пригородное железнодорожное сообщение из за «нерентабельности» последнего) это даже не безумие, а преступление. Попытка же «купить» лояльность Пхеньяна заранее обречена на провал – китайцы на этом уже обожглись.

Profile

igor_cil86: (Default)
igor_cil86

December 2016

S M T W T F S
     123
4 5 6 78 910
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 2627 28 293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 02:52 am
Powered by Dreamwidth Studios