igor_cil86: (Default)
Сдаётся мне, джентльмены, это была… комедия (C)

Пробивать позорное днище в это десятилетие стало модным трендом. И речь не только о политике. Новость: Шварценеггер снимется в шестой части «Терминатора» просто поражает своим безумием. Финиш! Приехали, господа!

Иметь надо тормоза, чувство вкуса, в конце концов. Вообще, возникает ощущение, что Голливуд окончательно свихнулся на фоне политики, толерастии и схожего дерьма. "Оскар" зы лучший фильм уже давно получают поделки про чернокожих геев, феменисток, "борцов с педофилией" и прочих отбросов.

(Тут не идёт речь о сериалах для телевидения, их снимают совсем в другой индустрии)

Даже чисто эстетически, спецэффекты фильмов "Контакт" (1998) или "Властелин Колец" (2001-2003) смотрятся куда симпотичнее современных, при том, что вычислительная техника стала гораздо мощнее.

Лично я уже давно нашёл выход в азиатском кинематографе. В первую очередь Южная Корея, Тайвань, Гонконг, потом Китай (КНР стал делать ОЧЕНЬ приличные фильмы), Япония, Таиланд. Тут вам и ужастики, и фантастика, и боевик, и триллер, и всё что хочешь. И всё очень хорошего качества. Не имея доступ к огромным бюджетам Голливуда, азиаты делают упор на неожиданный сюжет и персонажей. И у них получается!!!

В любом случае, за азиатами смотреть куда интереснее, чем на престарелого Арни, приехавшего на съёмки прямо из дома престарелых. Шварц должен был понять, что его звезда окончательно закатилась в середине девяностых с началом заката эпохи VHS. Кто-то может мне ткнуть в Харрисона Форда, который успешно снимается в сиквелах и ремейках, но при всём уважении, фильмы с Фордом и Шварцнегером - немного не одно и то же.

В общем, нового "бегущего по лезвию" (1) я гляну, а вот шестого терминатора, извиняйте - нет.


(1) Тема эта, правда, куда лучше раскрыта в визуальной новелле Lucy: The Eternity She Wished For с неожиданным финалом. Моё мнение, естественно.




igor_cil86: (Default)
В Москве сообщили, что Токио и Сеул могут подпасть под санкции в случае появления у них ядерного оружия. Для пущей важности санкции окрестили международными, хотя непонятно, кто, кроме РФ и Китая такие санкции поддержит? Абхазия и Южная Осетия?

На самом деле всё это глупость редкая. Если США позволят Токио и Сеулу иметь бомбу, то никто им не помешает. В совбезе ООН Штаты (одни или в содружестве с Великобританией и Францией) сразу наложат вето на любую инициативу такого рода.



И действительно. Если Израилю и Пакистану можно, то почему нельзя Японии и Южной Корее (в перспективе, и Тайваню) нельзя? Тот же Тайвань в 1988 году был в одном шаге от создания собственной бомбы.

Кстати, пример Израиля очень показателен. Ему эти опереточные санкции давно по-барабану.

Что до истеричной (и быстрой) реакции Совфеда, то тут всё очевидно. Преступники, почти 30 лет разоряющие страну, в общем понимают степень деградации сакральной Рассеющки по сравнению с передовыми странами.

Ядерное оружие - та вещь которая держит на плаву имидж "великой державы" как внутри страны, так и за её пределами. Появление арсеналов, пусть и небольших, у Сеула и Токио не только активизирует более равный диалог по Курилам, Южному Сахалину и Ноктундо, но и ясно покажет уровень "скрепной России". Ведь при вынесении ядерного оружия за скобки начинают сравнивать количество и качество обычных вооружений. А тут всё давно не благополучно.
igor_cil86: (Default)
Китай резко увеличил военные расходы. Сразу на 7 %. Вот и первый подарок к XIX Съезду КПК, который пройдёт осенью 2017 года. Видимо, разгоном ВПК Китай планирует бороться с катастрофическим замедлением (для Китая и по его меркам, естественно) экономики.

В случае, если публику понадобится отвлечь от экономики, есть в запасе и собственный вариант "Крымнаша" - остров Кинмень (Цзиньмэнь), что принадлежит Тайваню, но находится всего в 4-5 км от берегов КНР. Остров этот кстати, никак не охватывают и гарантии США о безопасности Тайваня (раздел 15, подпункт 2).

Справедливости ради надо отметить, что модернизация вооружённых сил и так идёт по всем направлениям. Например, китайская копия бомбардировщика Ту16 в новой версии лишилась внутреннего бомбового отсека, который был заменён дополнительным баком с авиационным топливом. Теперь их дальность возросла с 1200км более чем вдвое. Именно эти самолёты составляют китайский военно-морской кулак, а не показушные авианосцы.

Возможность нападения Китая на Россию и Японию пока не рассматриваю, ибо для такой войны у него банально нет ресурсов. Их пока нет даже для войны с Тайванем. Лет через 10 - да. К тому моменту Китай будет иметь три авианосца и под четыре сотни современных эсминцев, фрегатов, корветов. Слово современных тут надо подчеркнуть.

Китаем управляют вовсе не идиоты и пределы своих возможностей они знают. Хотя это и не значит, что КПК боится большой войны на востоке, севере или юге. Он к ней готов и с каждым годом степень этой готовности становится выше.

К настоящим же военно-морским авантюрам Китай будет готов после завершения программ 052d и 055. Вот тогда мало не покажется никому.



igor_cil86: (Default)



Маленькое дополнение к тексту ниже.

В российской провластной прессе часто пишут, что, мол, Японии Россия нужнее, чем наоборот. Мол и рынок наш им нужен и нашего потенциального союза с КНР они боятся.

Этот шизоидный бред очень живуч. Однако факты его опровергают. Например, китайцы никогда не пойдут на союз с Россией, и это - факт. Аналогично и по остальным пунктам.

Российский рынок для сбыта японских товаров в Токио даже не рассматривался как нечто серьёзное даже во времена нефтяного бума нулевых годов, когда население было сравнительно платежеспособно. Сейчас же, в условиях, когда российская экономика пробивает очередное сакральное «дно», а потребительский спрос стремительно падает, популярностью слабо пользуются даже собственно российские и китайские товары. Что уж говорить о дорогой продукции из Страны восходящего солнца.

Может быть, Россия необходима Японии как партнёр в области поставки энергоресурсов? Опять же, нет. Здесь, кстати, в очередной раз некоторые «эксперты» пытаются выдать желаемое за действительное. Пока наблюдается лишь то, что именно Москва настойчиво пытается предложить себя как поставщика энергоресурсов, при довольно прохладном отношении со стороны соседей. Особенно, учитывая тот факт, что в июне позапрошлого года Алексей Миллер публично отверг идею строительства газопровода в Японию, отдав приоритет китайскому направлению.

В те времена российские углеводороды рассматривались в Токио как альтернатива поставкам из Саудовской Аравии и Катара. Последние могли быть легко прерваны либо при начале экспансии (запрещённого в России - я помню, да, да) Исламского Государства на Аравийский полуостров или при блокировке Китаем Малаккского пролива и Южно-Китайского моря.

Сейчас ситуация изменилась принципиально. Победа Дональда Трампа открывает перед американскими нефтяниками и газовиками широчайшие перспективы по развитию и экспансии. Например, в нефтяной промышленности уже заявлена масштабная реорганизация с возвращением в отрасль 1 млн. рабочих мест и одновременным пресечением импорта из Саудовской Аравии. Так что японцы если и сменят аравийские энергоносители на что-то более надёжное, то скорее на американские, но никак не на российские. Не говоря уже о давно существующей программе по перспективам использования гидрата метана, которая должна начать реализовываться после 2020 года.

Другое распространенное заблуждение заключается в том, что Япония может отказаться от южных Курильских островов под давлением китайской угрозы. Подобное мнение имеет мало общего с реальностью по той причине, что Китай до сих пор не решил для себя куда более насущную проблему Тайваня и не менее острый вопрос Южно-Китайского моря, где ему противостоят очень слабые противники. Не говоря уже о том, что обширный и практически пустой Дальний Восток России выглядит куда привлекательнее маленьких, бедных ресурсами островов. В отношениях с Пекином в Токио придерживаются набора простых принципов: не провоцировать, но жёстко отстаивать свою линию. Одновременно вооружаясь и укрепляя союз с США, с учётом того, что Дональд Трамп – жёсткий противник Китая. Так что и здесь по Курильской теме изменений не будет: страх заставляет Японию укреплять армию и флот, а не идти на уступки.

Победа на выборах президента США Дональда Трампа в этом плане практически ничего не меняет. После встречи Трампа с японским премьером в середине ноября фактически было подтверждено, что военный договор в редакции 1960 года остаётся в силе. Возможны лишь небольшие дополнения к нему, содержащие более равноправные условия.

Также Япония остаётся не только крупнейшим военным плацдармом США в Восточной Азии, но и важнейшим покупателем американской пищевой продукции (в преимущественно горной Японии практически нет пахотных земель) и минерального сырья.

В общем, дорогие мои, если увидите в очередном "Взгляде" статейку про то, как японцы выстроились в очередь к великому сенсею Пу за его поддержкой и откровениями, то можете смело листать дальше. Сказки пусть пишут для другой публики.

На фото: встреча экипажа противолодочного самолёта родственниками.

igor_cil86: (Default)
События в Восточной Азии развиваются неспешно, но с однозначным вектором на постепенное обострение. Китайский авианосец "Ляонин" уже успел устроить ряд провокаций в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях. Например, его самолёты успели накуралесить в проливе Мияко.

Формально пролив международный, но на деле его контролируют Япония и США.

"Ляонина" поход - ответ на наступающее американо-тайваньское потепление (до Трампа президенты США весьма прохладно относились к Тайбэю), а также резко повысившийся градус заявлений президента Тайваня Цай Инвэнь в отношении континента. Хотя в Пекине надувают щёки, обещая мятежным островам тотальную экономическую блокаду, становится понятно, что одной экономикой Тайбэй на колени не поставишь.

Позиция Трампа (хотя он ещё не президент, и формально КНР дразнит ещё Обама) по Тайбэю будет определяться из расширеного толкования Закона об отношениях с Тайванем. Этот акт предусматривает, помимо прочего, ещё и военные гарантии.

Будут ли американцы впрягаться за Тайвань - вопрос спорный. При Трампе да, могут и влезть.





Одновременно с этим американцы развернули USS Stennis в Южно-Китайском море и перебрасывают самолёты ДРЛО в Японию.



На той неделе дам видеообзор ситуации.

igor_cil86: (Default)
Немного китайского клубняка - скрасить вечерок.



igor_cil86: (Default)
Я уже писал, что не существует двустороннего договора, который обязывал бы США оказывать военную помощь Тайваню. Оказывается, есть нечто другое. Внутренний американский закон.

Так американский Конгресс в 1979 году приял Taiwan Relations Act, который де-факто устанавливал дипломатические отношения с правительством в Тайбэйе, но кроме того фактически обязывает Вашингтон оказывать этому правительству военную помощь в случае нападения КНР. Характер помощи указан как «предоставление оборонительного оружия», а также иные действия, фактически обозначающие прямое военное вмешательство. При всём, в понятие «Тайвань» американские законотворцы включили лишь сам остров и принадлежащий ему архипелаг Пэньху, оставив без защиты многие другие мелкие острова, на которые сегодня распространяется власть тайваньского правительства.



igor_cil86: (Default)
Чтобы немного отдохнуть от суровых тем, выкладываю пару (чужих) видосиков из ночных клубов Гонконга (правда, некоторые пишут, что это Тайвань) о том как жизнерадостно веселятся наши братья по разуму.

О серьёзном будет позже.


Read more... )

igor_cil86: (Default)
В начале июня на новостных лентах, со ссылкой на источники, близких к НОАК, появилась информация о запланированном Пекином вводе опознавательной зоны ПВО над Южно-Китайским морем. Аналогичное решение было принято Генштабом относительно сектора в Восточно-Китайском море три года назад. Однако, если тогда возмущались только Япония и США, то теперь всё серьёзнее. В Южно-Китайском море намного больше игроков, как местных, так и более отдалённых. Вероятность, того, что у кого-то банально сдадут нервы, в такой ситуации возрастает в несколько раз. Не говоря уже о широком просторе для различных целенаправленных провокаций. Во втором десятилетии  XXI века именно Южно-Китайское море становится пороховым погребом Восточной Азии.

Расширение зоны ПВО, несомненно, стало реакцией на два важных события, произошедших в регионе накануне. Во-первых, 20 мая на Тайване вступила Цай Инвэнь, радикальный противник пекинского правительства и сторонница независимости. Во-вторых, 24 мая США сняли эмбарго на поставки оружия Вьетнаму, который тут же заявил об интересе к приобретению американских истребителей и противолодочных самолётов. Ханой давно планирует уйти от привязанности к одному поставщику военной техники. Так несколько лет назад вьетнамцы хотели купить в Нидерландах от двух до четырёх корветов «Сигма», но по неизвестным причинам сделка сорвалась. Теперь оружейную лавку открывают американцы. Правда, товар в этой лавке, скорее всего будет сильно подержанным, но не шибко богатому клиенту выбирать не приходится. В наше время современную армию могут позволит себе очень немногие.

На всё это Пекин вынужден реагировать. Не по военным причинам, а именно по политическим. Могущество ВВС и ВМС НОАК растёт гораздо быстрее, чем у любой другой страны Евразии, однако соседи постоянно дразнят регионального гегемона – таковы уж местные традиции. Центральное правительство Китая не может позволит себе потерять лицо перед собственным населением и запускает новую волну эскалации.

В ближайшее время до стрельбы, конечно, не дойдёт. Сейчас вся Азия, затаив дыхание, наблюдает за предвыборной кампанией в США. Если победит Клинтон, сторонница агрессивной внешней политики, то любая антикитайская сила в регионе может рассчитывать на активную помощь Вашингтона. При правильном исходе выборов это случится только в январе 2017 года. Ещё минимум год уйдёт у нового президента на формирование внешнеполитической стратегии. Итого, ближайшая дата, когда может ситуация возле островов Спратли может полыхнуть – это начало 2018 года. К этому времени Вьетнам успеет разве что получить ещё две заказанные в России подводные лодки проекта 636.1, а Малайзия – первый патрульный корабль программы Second Generation Patrol Vessel, основанной на французских технологиях. Против флота КНР это почти что ничего.

Здесь надо вспомнить, что на стороне демократов в вопросах активной внешней политики будут и некоторые республиканцы. Так знаменитый республиканец Джон Маккейн написал в мае письмо генсеку ЦК Коммунистической партии Вьетнама Нгуену Фу Чонгу, предложив бывшему врагу укреплять военно-техническое сотрудничество. Если Штаты готовы продавать оружие даже коммунистическому Вьетнаму, то что уж говорить об остальных государствах региона, в отношениях с которыми нет угнетающего исторического бэкграунда.

При этом американцы сильно лукавят, когда говорят о защите союзников в Южно-Китайском море. Говоря сухим юридическим языком, союзник у Штатов там только один. Это бывшая колония Филиппины, с которой с 1951 года действует Договор о взаимной обороне. 11 ноября 2011 года на борту американского эсминца USS Fitzgerald, который прибыл в Манилу со специальным визитом, представители США и Филиппин подтвердили Договор. Со стороны Филиппин это сделал министр иностранных дел Альберто Дель Росарио, со стороны США – всё та же Госсекретарь (на тот момент) США Хиллари Клинтон. Через некоторое время после этого Манила получила от Штатов для нужд своего флота два списанных корабля Береговой охраны США класса «Hamilton» и на подходе ещё два.

Китайское руководство давно стало заложником своей популистской внешнеполитической концепции, сформулированной ещё при Мао Цзэдуне. Бесконечные территориальные претензии к соседям и периодические вооружённые вторжения на их земли уже давно стали визитной карточкой внешней политики Пекина. Только на Вьетнам было совершено три нападения: в 1974, 1979 и 1988 годах. С одной стороны победы над маленькими соседями вызывают приступы национализма в китайском обществе, выпуская накопленную в обществе агрессию во внешний мир. С другой стороны, такая политика всё больше настраивает соседей против Поднебесной.



igor_cil86: (Default)


В понедельник СМИ Японии распространили информацию о начале действия гарнизона из 160 военнослужащих на острове Йонагуни (Ёнагуни), который является самым западным форпостом страны. Военные будут обеспечивать функционирование радарной установки, решение о размещении которой было принято в прошлом году. Этот акт стал частью более обширной программы по усилению южной группировки, в которую входят также планы по размещению на острове Мияко береговых комплексов Тип-88 с противокорабельными ракетами, а также модернизация аэродромов и усиление воинских частей на Мияко и Ишигаки.

(Фото с церемонии открытия базы).

О самой РЛС известно мало, но предположительно это будет усовершенствованный аналог NEC J / TPS-102, системы с активной фазированной решёткой, разработанной для Сил Самообороны в начале 2000-х. Этот комплекс, состоящий из двух машин, действительно позволит обеспечить контроль за прилегающим пространством, чего раньше так не хватало военным. Одновременно решается и давняя проблема идентификационной зоны ПВО между югом архипелага Рюкю и Тайванем, которая существовала с шестидесятых годов, когда на Окинаве действовала американская оккупационная администрация.

Йонагуни имеет стратегическое положение в Восточно-Китайском море. Он расположен всего в ста километрах от Тайваня, и в 150 км от островов Сенкаку (китайское название – Дяоюйдао), на которые безо всяких правовых оснований претендует Китай, начиная с 1970-х годов. Площадь его составляет всего 28 кв. км, а население немного превышает полторы тысячи. Функционирует порт и гражданский аэродром. При этом никакого военного присутствия на островке не было, если не считать двух полицейских. Примерно с 2010 года, когда в окрестности Йонагуни зачастили китайские боевые и патрульные корабли, власти задумались об укреплении рубежей. Принципиальное решение по данному вопросу было принято в 2015 году и тогда же на остове провели референдум, на котором население выказало полную поддержку планам министерства обороны, рассчитывая на инвестиции в местную инфраструктуру.

Открытая 28 марта 2016 года база называется в СМИ пунктом прибрежного наблюдения, который состоит из Западной группы прибрежного мониторинга, а также логистических и учётных служб. Все сооружения стоимостью около миллиарда иен разместятся на площади в 26 га.

Фундаментальных причин для размещения две: территориальный спор с Китаем вокруг островов Сенкаку и возможное обострение вокруг Тайваня. Оба эти вопроса взаимосвязаны, так без контроля над Тайванем какие-либо действия на спорных островах будут крайне затруднительны. Понимая это, Япония посодействовала приходу к власти в частично признанной республике Цай Инвэнь, которая известна своими антипекинскими взглядами. Теперь за политическими мерами идут меры военные.



Йонагуни не входит в спорный архипелаг Сенкаку, на котором никаких военных объектов устанавливать и не планируется. Сами Сенкаку это просто набор скал, а вернее, горных вершин, поднимающихся из глубины моря. Строительство любых гражданских и военных объектов на таких территориях есть задача крайне непростая, поэтому от её реализации было решено отказаться вообще. Вместо этого укрепляются ближайшие населённые острова, где уже имеется гражданская инфраструктура, откуда по скалам Сенкаку будет проще наносить удары, если китайский десант рискнёт на них высадиться. Риска попасть по своим в таком случае не предполагается вообще. Непотопляемых авианосцев вокруг хватает: это острова Йонагуни, Мияко, Ирабу, Тарама, Хатерума, на которых построено  по одному крупному аэродрому, а также остров Ишигаки, на котором таких аэродромов два. И это не считая авиабаз на Окинаве и палубной авиации семи японских вертолётоносце. При таком раскладе Китаю придется для победы в локальном конфликте выставлять до семи авианосных групп, либо овладеть тем же Тайванем. И то и другое для Пекина является сверхзадачей. Следует добавить и то, что на севере Тайваня по причине гористой местности аэродромов очень мало.

Появление радарной станции и гарнизона на Ионагуни, конечно, пока в большей степени символический шаг, чем реальное усиление группировки в префектуре Окинава. Тот же Китай содержит куда более серьёзные силы на островах Сиша и Наньша. Но этот шаг демонстрирует готовность Токио  к столкновению, если того потребует ситуация. Примечательно, что через сутки после открытия базы РЛС в Японии вступил в силу новый закон о применении силы за рубежом. Китай же, несмотря на воинственную риторику, оказался в заложниках собственной политики. Во времена Мао Цзедуна практически всем соседям были предъявлены территориальные претензии, а начиная с 1949 года, КНР фактически явилась инициатором примерно десятка войн и вооружённых конфликтов. Подобная политика, от идеологических установок которой отказаться ныне уже не представляется возможным, была очень хороша для популизма на внутреннем поле, но внешнеполитической арене она лишь множит врагов, которые постепенно привыкают согласовывать свои действия против Поднебесной.






igor_cil86: (Default)

США и Республика Корея договариваются о размещении на полуострове систем ПРО THAAD, Китай прекратил все финансовые операции с КНДР, а Пхеньян пригрозил военными мерами в ответ на санкции со стороны ООН – вот лишь неполный перечень событий, которые произошли в эти дни. Ясно, что ничего хорошего в подобной атмосфере ждать не приходится, однако нынешняя ситуация уникальна в первую очередь потому, что Китай и Россия присоединились к блокаде КНДР, во что до последнего мало кто верил. Теперь северокорейский режим, впервые в своей истории оказался в ситуации, когда поддержки ждать неоткуда и это делает его особенно опасным и непредсказуемым. Ответ на столь плотное эмбарго со стороны Северной Кореи может быть только военным, если, конечно, не брать в расчёт капитуляцию и отказ от ядерной программы, на чём и настаивают державы Совбеза. Так, 4 марта Пхеньян вновь заявил о готовности нанести превентивный ракетный удар по врагу и в этот раз его заявления вполне могут отражать реальную готовность. В качестве целей для атаки баллистическими ракетами, по всей вероятности, будут фигурировать объекты, расположенные в удалённых частях Южной Кореи, в Японии и на Гуаме.


Стоит отметить, что оценкам Пентагона о неспособности северокорейских ракет нести ядерный заряд, можно, пусть и с осторожностью, но доверять. Скорее всего, эти носители имеют обычные боеголовки, которые хоть и способны причинить некоторый урон, но несопоставимы по ущербу с атомным оружием. К тому же носителей средней и большой дальности у Пхеньяна банально мало, а космодрома с подходящими стартовыми столами, всего два – на западном и на восточном побережье страны соответственно. Мобильные сухопутные пусковые установки, о наличии которых неоднократно заявлялось, едва ли  наличествуют в достаточном количестве, если они вообще реальны. То же касается и подводных лодок, способных нести баллистические ракеты. Прототип, который в пропагандистских целях показывают по телевидению, ещё сам по себе не является готовым оружием. Если же КНДР на самом деле решится на запуск ракет, то противоракеты с американских и японских эсминцев (при условии заблаговременного развертывания этих кораблей в Японском море) смогут уничтожить боеголовки ещё на дальних подступах.



Куда более действенная угроза для коалиции может исходить от северокорейского флота. Несмотря на техническую отсталость, он обладает значительным количеством подводных лодок, а также ракетных и торпедных катеров. Хотя соседняя Южная Корея располагает куда более современными ВМС, северяне вполне могут сделать судоходство в ближайших морях крайне затруднительным.  Также северокорейская морская пехота имеет неплохие шансы захватить «непотопляемые авианосцы» – принадлежащие Сеулу острова в Жёлтом море, что расположены вдоль побережья КНДР. Подобные акции дадут КНДР временное тактическое преимущество, хотя стратегически Пхеньян всё равно обречён. Ресурсы сторон слишком неравны.

Заявление представителей Пентагона о готовности уничтожить северокорейский ядерный потенциал также не стоит сбрасывать со счетов. Нельзя говорить о том, что в Вашингтоне боятся атаки КНДР на континентальные Штаты, но Демократической партии США накануне президентских выборов очень нужны победы. Хотя бы и чисто телевизионные. Ради этого нынешняя администрация Белого Дома вполне способна на очень опрометчивые поступки, например, бомбардировку северокорейских пусковых установок. В конце концов, расхлёбывать основные последствия придётся именно азиатам, а не американцам.

Отдельно стоит упомянуть позицию Китая и России, которые неожиданно для многих экспертов поддержали эмбарго. Однако на самом деле ничего неожиданного в происходящем нет. Отношения режима Кима Третьего и официального Пекина испортились довольно давно. Северокорейское руководство неустанно требовало у Поднебесной экономических преференций и военного покровительства, при этом не торопясь исполнять даже элементарные союзнические обязательства. Более того, регулярные провокации Пхеньяна всё чаще ставили в затруднительное положение могущественного покровителя. В итоге китайцы закономерно стали воспринимать капризного соседа как обузу, а не как партнёра. Не исключено, что китайское руководство даже задумывается над тем, чтобы сдать Север правительству в Сауле, если тот по итогам объединения станет более независимым от США. Так или иначе, можно с полным основанием говорить о том, что в какой-то момент северяне переоценили свою значимость для Китая, за что и поплатились.



Также Китай, очевидно, хорошо усвоил уроки прошлого. Именно прошлая Корейская война, которую Ким Ир Сэн начал, не спросив разрешения, ни у Москвы, ни у Пекина, помешала в 1950 году высадке китайского десанта на Тайвань, к которому уже всё было готово. Сегодня КНР также готовиться к завоеванию Тайваня и островов Спратли в Южно-Китайском море. Ломать свои планы из-за Пхеньяна второй раз за 70 лет было бы невероятной расточительностью. По этой причине глава КНР Си Цзиньпин, скорее всего, пожертвует северокорейской пешкой ради выигрыша времени и инициативы на доске.

Позиция России также понятна. Москва активно взаимодействует с Западом по Сирии и на Украине. В Северной Корее у неё критических интересов нет, поэтому российская делегация так легко проголосовала в ООН за введение санкций. В то же время стало известно, что железнодорожное сообщение на единственном переходе у Хасана между двумя странами полностью приостанавливаться не будет.
Пока градус противостояния лишь повышается. 7 марта начались масштабные совместные маневры южнокорейской и американской армий. КНДР давно обещала отреагировать на эту «провокацию». Как именно – неизвестно, но соседи беспокойного полуострова явно готовы ко всему.



igor_cil86: (Default)
Цзиньмэнь – это архипелаг и крупный остров с таким же названием, расположенный буквально у самых берегов Китайской Народной Республики, но принадлежащий при этом Тайваню. Население островов насчитывает примерно 128 000 человек, на Цзиньмэне расположены несколько небольших городов и электростанция. Но главное его значение – историческое и военное. И по сей день острова представляют собой мощнейший укрепрайон. Хотя в некоторые объекты сейчас пускают туристов, все они остаются действующими. Впечатляют и здешние подземные сооружения, которые вырублены глубоко в скалах.






Острова буквально нашпигованы разнообразной артиллерией. В частности эти 240-мм орудия вполне способны дать отпор. Время от времени на островах проводятся учения по обороне от десанта, что весьма нервируют соседей с континента.





Не забыты и орудия и информационной войны. В точности, как на линии разграничения между Северной и Южной Кореями.



Побережье изрезано ДОТами, а вся береговая линия покрыта конструкциями, которые должны помешать высадке десанта. Кое-где берег заминирован, как прилегающие рощи. На скалах в застывшие кучки цемента вставлены битые стёкла. Тому, кто будет по ним карабкаться, не позавидуешь.





В октябре 1949 годе, уже после провозглашения КНР и фактической победы коммунистов на континенте, на Цзиньмэне произошёл решающий бой между армиями двух Китаев. Десант коммунистов был разгромлен, и о дальнейшем походе на Тайвань Мао Цзэдуну пришлось забыть, так вскоре началась Корейская война. В честь этой победы на острове воздвигнуто немало запоминающихся мемориалов.




Все фото не мои.






igor_cil86: (Default)


Эскалация

На следующий день после победы на парламентских и президентских выборах избранный президент Тайваня Цай Инвэнь анонсировала, что после вступления в должность одним из первых её шагов станет создание зоны свободной торговли с Японией. Подобный ход имеет не только политическое и культурное значение (в этих двух сферах два государства и так тесно интегрированы), но и сугубо военное. Токио запланировал масштабную программу перевооружения, в результате которой образуются солидные излишки кораблей и бронетехники, которую мог бы приобрести Тайбэй. Не последнюю роль сыграли и личные контакты, Япония поддерживала ДПП все годы её пребывания в оппозиции.


КНР отреагировал на прошедшие выборы истерикой в СМИ и масштабными учениями 31 группы армии (расположена в городе Сямэнь) в соседней с Тайванем провинции Фуцзянь и прилегающей к ней водах. Следует напомнить, что часть этой провинции и по сей день удерживается Тайванем: крупный остров Цзиньмэнь и архипелаг Мацзу, которые расположены буквально в нескольких километрах от континента. Эти небольшие клочки суши являются, пожалуй, самой милитаризованной областью Восточной Азии после Корейского полуострова.

К конфронтации обе стороны толкает и экономика. На Тайване сегодня продолжается спад. Что до КНР, то здесь, по утверждениям финансовых аналитиков, в ближайшие два года ожидается крах фондового рынка. Готовясь к нему, инвесторы вывели из КНР в 2015 году более 1 триллиона долларов. Обвал Шанхайской биржи и стремительный отток капитала из Поднебесной подводят черту под сорока годами «экономического чуда».  Дальше либо стагнация, либо рецессия. Причём второе куда вероятнее первого.

Наряду с завершением длительного периода экономического роста завершается и политическая эпоха – эпоха экспансий. Или правильнее её было бы называть эпохой простых территориальных захватов. Она началась со времени Гражданской войны и присоединения Тибета и продолжалась далее с поглощением Парасельских островов, Гонконга, Макао, Большого Уссурийского и острова Тарабарова, приграничных районов среднеазиатских республик бывшего СССР и других территорий.  Следующим должен был стать Тайвань, но не стал. Теперь, вместе с тайванскими выборами перед дальнейшей территориальной экспансией КНР опустился шлагбаум. Точнее, сама экспансия, конечно, возможна – военным путём, который отнюдь не гарантирует победы, и ценой окончательного обвала экономики в неведомые бездны.

560b8183244a0.image.jpg

Если первая мировая война обернулась для Азии лишь стремительным переделом границ, то вторая мировая прошлась по ней разрушительным молотом, сносящим города, государства и целые регионы. Хуже того, её последствиями оставили недовольными всех, как проигравших, так победителей. Новый формат конфликта, который на Западе именуют гибридной войной, несомненно, сейчас изучают в генштабах всех держав Восточной Азии. Конечно, он применим далеко не везде. В частности, полноценный конфликт на Корейском полуострове или высадка Пекином десанта на Тайване будут скорее проявлениями войны традиционной. Но вот в других эпизодах возможностей для вмешательства становится куда больше. Например, прямое участие кадровых офицеров Тайваня в национально-освободительных движениях на территории южных провинций КНР. Если при власти Гоминьдана, выступавшем, с известными оговорками, за единый Китай подобное казалось невозможным, то с приходом  Демократической Прогрессивной партии вероятность таких радикальных действий лишь возрастает. Не исключено, что следующие десятилетия пройдут в попытках соседей «раскачать» Китай до смены власти в Центре и региональных бунтов. Менталитет китайцев, которые достаточно легко поднимаются на восстания, тому лишь способствует.

Антикоррупционная кампания, затеянная в Пекине, имеет основной целью успокоить население, терпение которого уже на исходе. Надо отдать должное китайскому руководству: оно хорошо знает собственный народ и пытается заранее тушить первые же очаги пожара.

США

Существенного обострения замороженных конфликтов до середины 2017 года ждать не стоит. Именно к этому сроку в США должен окончательно утвердиться новый президент, что будет избран 8 ноября 2016 года, и будет сформулирована новая линия внешней политики. Наиболее радикальные перемены ждут Дальний Восток при избрании президентом Хиллари Клинтон, известной своими радикальными взглядами. Собственно, именно такого исхода с нетерпением ожидают в Токио, Сеуле, Тайбэе, Маниле и других столицах. Широко разрекламированное «возвращение на Тихий океан» от администрации Барака Обамы на деле оказалось дешёвым пиар-ходом. Более того, союзники США стали получать даже меньше военных гарантий, чем имели при предшественниках Обамы. Этот факт обеспокоил многие правительства региона и стал одним из поводов для критики Барака Обамы уже в самих США.

На самом деле падение роли США в Западной части Тихого океана чётко обозначилось уже в 1970-х годах. Существовавший под американской эгидой блок СЕАТО (Организация Договора Юго-Восточной Азии), не смог эффективно вмешаться в конфликты на территории Лаоса, не смогли предотвратить падение Южного Вьётнама или отделение Бангладеш от Пакистана, после чего последний даже географически перестал относиться к региону.

Тем не менее, США однозначно будут всё более активно вмешиваться в происходящее. 28 января на базу Кадэна на японском острове Окинава прибыло 26 истребителей США – 14 единиц F-22 и 12 F-16. Шестью днями ранее эти F-22 прибыли в Японию на базу Йокота, в западном Токио. Сейчас это в большей степени демонстрационный шаг, но следующий президент Соединенных Штатов Америки будет однозначно проводить ещё более напористую политику.

Корея и Япония

Важным этапом в формировании нового азиатского альянса стало разрешение в 2015 году противоречий между Южной Кореей и Японией по вопросу «женщин для комфорта». Ещё в 1965 году между Южной Кореей и Японией был заключён базовый договор, по которому Токио выплачивал соседу 800 млн. долларов – громадную сумму по тем временам, а Сеул отказывался от претензий за ущерб за колониальный период. Однако в 2010-х года на волне разжигаемого в Корее национализма и популизма раздались требования потребовать с японцев больше денег в пользу уже конкретных жертв, что вызвало в Токио недоумение и возмущение: мол, за всё давно заплачено. В спор вынуждены были вмешаться американцы и конфликт решили компромиссом. Япония снова принесла официальные извинения и выделила 8,3 миллиона долларов в фонд помощи «женщинам для комфорта», а глава МИД Республики Корея Юн Бён Се заявил об «окончательном и бесповоротном» урегулировании вопроса. Другой скользкий вопрос, об островах Лианкур (Токто) отторгнутых Сеулом ещё во времена Ли Сын Мана, две стороны решили пока задвинуть в стол. Не последнюю роль во внезапном примирении оппонентов сыграла и КНДР, войну с которой и в Сеуле и в Токио всё более воспринимают как практически неизбежную.



Таким образом, взаимное сближение Тайваня, Японии и Южной Кореи медленно, но верно продолжается. Это, конечно, ещё не полноценный аналог НАТО и даже не подобие рыхлого СЕАТО, но уже и не тот разброд и шатания, что наблюдались на протяжении  текущего десятилетия.

Россия

В Восточной Азии Россия может играть только три возможные роли: гегемон, авторитетный нейтрал и зависимая страна. Гегемоном пыталась быть сперва Российская империя до 1905 года, затем СССР в 1945-1991 годах. Причём стоит отметить, что влияние СССР в этом регионе постепенно, но неуклонно сокращалось с самого конца второй мировой войны: при Сталине Китаю была возвращена Манчжурия (вместе с КВЖД) и предоставлена независимость Северной Корее, Хрущёв вернул Пекину Порт-Артур (а затем и вовсе разругался с Мао), Горбачёв передал Китаю Даманский.

С 1991 года Российская Федерация существует в Азиатско-Тихоокеанском регионе в двух измерениях, оказавшись между статусом авторитетного нейтрала и зависимой страны одновременно, причём с большим постоянным дрейфом от первого именно ко второму.

В пользу её статуса как авторитетного нейтрального государства говорят прошлые заслуги, размеры, ядерное оружие, относительно современные военно-воздушные силы,  хоть и устаревший, но всё ещё внушающий уважение Тихоокеанский флот. Немаловажно даже то, что Россия единственная крупная этнически белая страна в регионе. Москва может играть посредника при заключении мира между воюющими странами и, скажем, без России невозможно представить переговоры по КНДР, хотя нашу страну с Северной Кореей связывает один-единственный мост.

В пользу ухода в разряд зависимых стран говорит слабая экономика, безвольная внешняя политика и общее устаревание военного потенциала, доставшегося в наследство от СССР.



Совсем плохой вариант для России превратиться не просто в зависимую страну – не важно, от кого – но в поле для колонизации. Естественно никаких «азиатских орд» до Урала или даже до Москвы не будет. Предел возможностей Китая – забрать максимум 3-4 приграничных Субъекта Федерации, так как больше его экономика просто не вытянет. Максимум для Японии – Сахалинская область, плюс, возможно, юг Камчатки. Больше едва ли.

Россия сильная или слабая, в любом случае будет оказывать влияние на региональный расклад сил. Даже невольные или вынужденные действия Москвы способны поменять общий баланс. А действия эти неизбежно последуют по целому ряду объективных причин. В том числе и достаточно радикальные. Так, если до недавних пор Россия выстраивала особые отношения исключительно с Китаем, то экономический спад заставит искать других региональных партнёров – в том числе и в ущерб Пекину. В конце концов, в политике нет вечных друзей и вечных врагов, но есть вечные интересы.


Так или иначе, 2016 год в Азиатско-Тихоокеанском регионе будет богатым на разного рода военно-политические события.

14135286.jpg

igor_cil86: (Default)
Важнейшим событием этой субботы стали президентские и парламентские выборы на Тайване. Неожиданностью их результаты не явились: победа сторонников независимости островного государства – Демократической Прогрессивной  Партии (ДПП) – над пропекинским Гоминьданом предсказывалась аналитиками уже давно. Фактически речь идёт о полной смене внешнеполитических приоритетов. Если нынешний президент Ма Инцзю проводил линию на тесную интеграцию с материковым Китаем, то избранная новым президентом Цай Инвэнь (вступает в должность 20 мая) является стойким сторонником сближения с США, а также существенного увеличения военных расходов.
Иными словами, если Гоминдан был настроен на поэтапную, но всё же капитуляцию перед КНР, то ДПП однозначно берёт курс на то, чтобы завоевать независимость. Если потребуется, то вооружённым путём. В парламенте победа оппозиции столь же убедительна. Из общего числа в 113 мест ДПП получает 68, Гоминьдан – 35, остальные партии и независимые кандидаты в общей сложности делят между собой 9 мест. Символично, но победа ДПП состоялась в тот же самый день, когда лидер соседней КНР Си Цзиньпин дал старт работе Азиатского банка инфраструктурных инвестиций.



По большому счёту, проигрыш Гоминьдана на выборах был очевиден давно. На Тайване выросло уже несколько поколений граждан, считающих континентального собрата оплотом авторитаризма, коррупции и отсталости, аротесты в Гонконге и масштабная антикоррупционная кампания в КНР лишь играют на руку этим настроениям. Локомотивом неприятия ценностей материкового Китая является молодёжь, ориентированная на американскую, японскую и южнокорейскую поп-культуру и местный национализм, а в целом воссоединение с континентом сейчас поддерживает лишь пятая часть населения.

Избранный президент Цай Инвэнь уже обозначила свои первые шаги – встав у руля, она начнёт разрывать связи с материком – экономические, политические и культурные. Также с большой долей вероятности можно прогнозировать преследование лидеров Гоминьдана по делам, связанным с коррупцией.

Продолжится и укрепление вооружённых сил, которое не прекращалась и при Гоминьдане. В частности, по информации СМИ, рассматривается возможность приобретения списанных американских самолётов AV-8 Harrier, а с 2016 года в войска начнут поступать комплексы ПВО собственного производства Sky Bow III. Но всё это сущие мелочи по сравнению с масштабным перевооружением, которое запланировала ДПП. Конкретные образцы и общее число намеченного к приобретению пока не оглашается, но ясно, что основную прибыль извлекут именно американские военно-промышленные концерны, в меньшей степени – европейские и японские.

Замысел сторонников отделения от Китая очевиден: без войны от Пекина не уйти. С 2005 года в КНР действует закон о противодействии сепаратизму, который предусматривает, в том числе и немедленное применение военной силы в случае провозглашения Тайванем независимости или при создании условий, которые эту независимость обеспечат – референдум, испытание собственного ядерного оружия и т. д.  Последовательно укрепляются армия, флот и ВВС. По количеству кораблей и самолётов Пекин уже давно перегнал Тайбэй, но гораздо опаснее для острова сокращение качественного отставания. С особой тревогой на Тайване наблюдают за китайской авианосной программой и строительством новейших эсминцев типа 052D и 055 DDG. Ясно, что если тенденция сохранится, то Пекин после 2020 года уже реально сможет организовать эффективную морскую блокаду мятежных островов. Так что военная и геополитическая реальность будет подталкивать Тайбэй к эскалации именно в ближайшие годы, когда США ещё сильны на море, а Китай, напротив, недостаточно уверенно чувствует себя за пределами прибрежной зоны.

Приход к власти на Тайване ДПП меняет всю конфигурацию на Дальнем Востоке в сторону США и, частично, Японии. Если при Гоминьдане Вашингтон и Токио рассматривали Тайбэй как область, по умолчанию дрейфующую под КНР, то теперь всё меняется и возникает своеобразный «первый рубеж обороны», который можно снабжать вооружениями, естественно, за счёт клиента. Чем больше продержится такой «первый рубеж», тем легче будет остальным игрокам, когда они, наконец, вступят в драку. Оплачивать этот праздник хаоса Тайваню есть чем: по данным на октябрь 2015 Китайская Республика числится на 11-м месте в списке держателей облигаций Казначейства США с $ 178 млрд.
Имеет смысл напомнить и о ядерном оружии. В 1968 году представители Тайваня подписали Договор о его нераспространении, однако три года спустя Китайская Республика была исключена из ООН, так что формальных поводов соблюдать Договор больше не было. Тогда же правительство Тайваня постаралось ограничить работу МАГАТЭ, однако Агентство быстро обнаружило, что атомная программа островного государства носит далеко не мирный характер. Под давлением Вашингтона разработки в этой области свернули в 1976 году, но в начале 1980-х годов Тайвань вернулся собственной ядерной программе, которая на сей раз осуществлялась в обстановке куда большей секретности. До создания собственной бомбы оставалось не больше года, когда неожиданно сбежавший в Штаты полковник Чан Сянь И предал огласке тайваньские атомные секреты, после чего тогдашний глава Генштаба Китайской Республики Хао Боцунь вынужден был признать факт разработки ядерного оружия. Программа вновь была свёрнута лишь под давлением США фактически на финальном этапе. В настоящий момент военных ядерных разработок на островах Китайской Республики не ведётся, или, во всяком случае, о таковых ничего не известно. Функционируют лишь три гражданские АЭС, строительство четвёртой остановлено. Однако новый президент Цай Инвэнь может вернуться к ядерной теме уже на принципиально ином технологическом уровне.



Другое немаловажное измерение произошедшего на Тайване – внутриполитическое уже в самой Китайской Народной Республике. Китай неоднородное государство. Языковые, культурные и экономические различия между регионами здесь велики, особенно на юге. До сих пор в массовом сознании имелось ощущение, что идёт собирание китайских земель под крышей единого государства с центром в Пекине – и политика Гоминьдана, осуществлявшего интеграцию Тайваня в общее экономическое пространство, способствовала поддержанию этого духа. Но теперь, когда объединению появляется реальная альтернатива, прежние иллюзии рушатся. У национальных меньшинств и региональных (в т. ч. сепаратистских) движений за автономию возникает негласный заступник и пример для подражания. Сам факт безнаказанного появления откровенно антипекинской силы на пространстве «единого Китая» множит на ноль авторитет как властей КНР в целом, так конкретно Си Цзиньпиня. Само существование Цай Инвэнь на президентском посту Тайваня, не говоря уже о конкретных результатах её будущей деятельности, уже является дестабилизирующим фактором на всём пространстве от мегаполисов Гуандуна до песков Синьцзяна. Учитывая, что КНР находится перед лицом всеобъемлющих вызовов, таких, как структурная перестройка экономики и борьба с коррупцией на всех уровнях, даже небольшой толчок извне может вывести из равновесия всю систему, а затяжной военный конфликт грозит и вовсе отправить её в штопор.
Для независимого Тайваня же критическим обстоятельством остаётся время, которое играет против него. За два три года, даже при активной помощи США, он едва ли сумеет серьёзно перевооружиться и, тем более, возобновить и довести до логического финала собственную атомную программу. А вот материковый Китай за те же три года способен добиться впечатляющих результатов просто за счёт несравнимо больших ресурсов. Время пошло.

igor_cil86: (Default)
На выборах в Тайване победила Цай Иньвэнь. Теперь фактически остров превратится для КНР в собственную Украину - нынешний лидер является сторонницей радикального разрыва с континентом. И экономического и политического.

Это не значит, что завтра начнётся война, но тенденция наметилась однозначная.

Китай для нынешней победившей оппозиции - это дикость, автократия и варварство.

Read more... )

igor_cil86: (Default)
15 и 16 декабря произошли два чрезвычайно важных события, которые на первый взгляд никак не связаны между собой, но которые окажут влияние на весь миропорядок. Событие первое – США, после долгого обсуждения, одобрили сделку о продаже вооружений с Тайванем. Острову будет продано оружия на сумму $1,83 млрд., в том числе два фрегата класса Oliver Hazard Perry. Событие второе: ФРС США подняло базовую процентную ставку в диапазон  0,25-0,5%. Доллар растёт, товары из США дорожают. Теперь  для авиакомпании, находящейся, скажем, в Эмиратах дешевле купить «Аэробус», чем «Боинг» и это проблема для американской экономики. Что делать? Вот тут-то и приходят на ум откровенно колониальные механизмы Трансатлантического торгового и инвестиционного и Транстихоокеанского партнерств. Иными словами, другие страны будут просто принуждать покупать втридорога американское.



Вот только Китай, который и раньше сильно девальвировал свою национальную валюту, одновременно с тем не являясь политическим вассалом США, остаётся вне этой схемы и получит невиданный экономический толчок, которому ему как раз не хватало. Более того, Народный банк Китая буквально за два дня до исторического решения ФРС понизил курс юаня к доллару на 137 базисных пункта до 6,4495 юаня за доллар. Таким образом, эти две валюты дважды за неделю разошлись в противоположных направлениях.
Единственный способ остановить рвущийся к экономическому лидерству (да и просто стремящийся к банальному выживанию)  Китай – это война и именно к ней США двигаются семимильными шагами. 16 января на Тайване пройдут президентские и парламентские выборы, на которых однозначно победит Демократическая Прогрессивная Партия – сторонники независимости. Что это значит для баланса и стабильности в регионе, пояснять не надо.
Продолжают тлеть и острова Спратли, где помимо китайских и тайваньских баз присутствуют ещё вьетнамцы и в меньшей степени малазийцы, филиппинцы и брунейцы. Правда, в грядущем конфликте у архипелага больше шансов стать периферийным фронтом, нежели основным, но фронт этот будет весьма горячим. Опыт 1988 года, когда возле островов развернулись целые морские баталии, забывать в любом случае не стоит.
К возможному обострению в своих южных морях готовится и Япония. В 2016 году Токио проведёт зрелищное испытание новой сверхзвуковой противокорабельной ракеты XASM-3, которой будет поражён списанный вертолётоносец «Ширанэ» водоизмещением 7500 тонн. Шаг это в большей степени политический, ибо к покупке корабля проявляли интерес Филиппины, но в острой ситуации демонстрация силы важнее. Кроме того, Токио испытает собственный прототип истребителя пятого поколения, а также примет на вооружение истребители F-35 и конвертопланы V-22, а возрождающаяся морская пехота получит 52 амфибии AAVP-7A1s.
Впрочем, если устроить конфликт через участие Тайваня и не удастся, то есть и альтернативные варианты. Например, на юге. Так на парламентских выборах в Мьянме победила партия проамериканской оппозиционерки Аун Сан Су Чжи. Чтобы понять, каковы взгляды этой женщины, достаточно даже беглого знакомства с её биографией. Тут следует напомнить, что всего несколько месяцев назад между КНР и Мьянмой произошёл пограничный вооружённый конфликт, который практически обошли вниманием все мировые СМИ. Причём провоцирующей стороной выступила именно Мьянма, солдаты и самолёты которой неоднократно атаковали территорию Китая.
На чью сторону становиться в этих условиях России? Во-первых, ни американская коалиция ни Китай нам не друзья, причём ещё неизвестно, кто в большей степени. Во-вторых, Москва настолько слаба на Дальнем Востоке, что не сможет быть полноценным союзником. Население всего её дальневосточного региона составляет 6.3 млн. жителей. Для примера население самой северной префектуры Японии, Хоккайдо, составляет 5.5 млн. человек, а самой северной провинции КНР – Хэйлунцзяна – 38 млн. Про экономическое и военное развитие могущественных соседей скромно умолчим. Когда ВМС такой «великой державы», как Мьянма получает за период 1991-2015 годы более двух десятков надводных кораблей, а гордый российский ТОФ – в четыре раза меньше (причём непосредственно в постсоветской РФ построено лишь два), то о чём можно говорить?
Ну и, наконец, в-третьих. И Япония и Китай готовятся к тому, что Россия сама может стать полем для дележа. Так китайское агентство Синьхуа 17 декабря опубликовала статью «Сможет ли Россия выдержать испытание на прочность на фоне сложного кризиса?», где отмечается, что Российская Федерация пришла к стратегическому тупику и системному кризису. Намёк более чем прозрачный. Собственно, это уже даже не намёк. Более жесткой оценки работы действующего руководства нашей страны сложно даже представить. Так что большая война в Азии, скорее всего, Россию непосредственно затронет. Более того, она может с неё и начаться.
Долгое время, а точнее с самого конца второй мировой войны, в Восточной и Юго-Восточной Азии не происходило масштабных переделов границ. Нет, отдельные территории, конечно, меняли владельца, как путем мирной передачи суверенитета, так и силой оружия. Нередко объектами таких пересмотров становились и очень крупные области, в тысячи и даже десятки тысяч квадратных километров. Но никогда после 1951 года не случалось массовой единовременной перекройки границ с большим количеством действующих лиц. Распад биполярной системы и глобальные экономические сдвиги привели к дисбалансу, а дисбаланс всегда заканчивается конфликтом. Сейчас же происходит лишь поджигание фитилей: финансовых, политических и военных.



igor_cil86: (Default)
Переговоры на высшем уровне Председателя КНР Си Цзиньпина и президента Тайваня Ма Инцзю не принесли никаких ощутимых политических результатов, кроме символического рукопожатия и в целом примечательны более самим фактом своего проведения, чем какими-либо значимыми результатами. Если непредвзято посмотреть на сводки «с полей», то станет ясно, что встреча больше подчеркнула различия, чем общность двух государств. Лидеры относились друг к другу осторожно, причём пресса КНР всячески избегала называть Ма Инцзю главой государства.



Близкий географически Тайвань по-прежнему остаётся бесконечно далёк от континента в политическом плане. Главным образом это происходит потому, что ни элита острова, ни население не видят для себя будущего в составе дружной семьи народов Китайской Народной Республики. Пример Гонконга, где права автономии регулярно нарушаются, никого на Тайване не вдохновляет, не говоря уже о том, что между двумя берегами прочно пролегли воспоминания о гражданской войне и трёх послевоенных вооружённых кризисах в проливе. Несмотря на относительно примирительную риторику, островная республика продолжает дрейфовать в сторону США и подчёркивает свою полную автономность от континента при каждом удобном случае. В частности, Тайвань давно проявляет интерес к Транстихоокеанскому партнерству, хотя совсем не факт, что непризнанную республику в него примут.  Продолжают модернизироваться вооружённые силы, а блок сторонников независимости – Демократическая Прогрессивная Партия (ДПП) – пользуется широкой поддержкой населения и, несомненно, выиграет ближайшие выборы, в то время как партия Гоминьдан, к которой относится и президент Ма Инцзю, стремительно теряет популярность в народе за свою пропекинскую позицию.
Что до США, то нынешний статус-кво их вполне устраивает, поскольку даже мирное присоединение Тайваня к континентальному Китаю считается недопустимым. Такое событие радикально поменяет баланс сил в западной части Тихого океане – речь не только об удобном плацдарме, но и об объединении двух весьма мощных флотов. Есть смысл упомянуть и о важном японском факторе. Возможный переход Тайваня под суверенитет КНР сразу ставит Токио перед прямой военной угрозой, и Япония вынуждена будет принимать ответные меры, так как её южные острова окажутся на дальности выстрела китайских РСЗО.
Если говорить о дне сегодняшнем, то сейчас Китай преследует сугубо практические цели. На фоне головокружительного влёта американского Транстихоокеанского партнёрства Пекин стремится показать, что единственный его интеграционный проект в регионе, «Одна страна – две системы», тоже вполне жизнеспособен. Показать в первую очередь собственному населению, во вторую – мировому сообществу. Если этого не сделать, то первый же непредвзятый анализ выявит неприятную вещь: США вчистую переиграли Китай у его же берегов. Особую горечь пилюле придаёт тот факт, что к такому результату Поднебесная пришла под чутким руководством своих собственных вождей. Экономический диктат и неумеренные территориальные претензии отвратили от Китая многих потенциальных союзников. Отказаться от претензий, что были озвучены ещё во времена Мао, Пекин не может. В то же время активизация пограничных споров приводит к затягиванию вокруг Поднебесной геополитической блокады. Ситуацию мог бы спасти отказ хотя бы от части претензий, но очевидно, китайское руководство такой вариант даже не рассматривает.
Главное отличие Тайваня от Гонконга и Макао (а также, если угодно – от острова Большой Уссурийский) в том, что он решает свою судьбу сам, не отдавая столь важный вопрос на откуп метрополии. То есть он обладает субъектностью. Другое отличие заключается в том, что обладая субъектностью, Тайвань имеет географические и военные возможности отстоять эту самую субъектность. У Гонконга такого выбора не было изначально. В восьмидесятые годы, когда на двусторонних переговорах решалась судьба колонии, у англичан не было никакой возможности отстоять своё заморское владение – Фолклендская война чётко показала пределы их сил, а Китай однозначно угрожал военным вторжением, если вопрос не будет решён в его пользу.
В отношениях между Китайской Народной Республикой и Китайской Республикой (Тайванем) сейчас прослеживается даже больше антагонизма, чем между КНР и Японией. Население острова, почти на сто двадцать лет отделённое от остального Китая не желает иметь с исторической родиной ничего общего и культурно куда ближе к Японии и Южной Корее, чем к континентальным собратьям. Тайваньцы высоко ценят свой уровень жизни и личные свободы, поэтому любая политическая сила, выступающая тут за интеграцию в состав КНР, фактически обречена на существование в статусе маргинального образования. В таких условиях единственный путь к объединению – война с созданием тысячекилометрового фронта от севера Тайваня до островов Спратли, часть из которых контролирует Тайбэй. Но раньше 2020 года такой конфликт ждать не стоит, если, конечно, не произойдёт некое событие, способное сломать любые прогнозы.
igor_cil86: (Default)
Буквально пару недель назад обстановка в Южно-Китайском море считалась относительно спокойной, но всё изменилось буквально за одни сутки. Заход эсминца ВМС США в воды, которые КНР считает своим, это прецедент – его повторение недопустимо для Пекина с репутационной стороны. Вашингтон в свою очередь будет стремиться не допустить очередного случая не санкционированного им передела границ.  Да Китай, конечно, тоже не святой, и острова, из-за которых разгорелся скандал, он сам захватил силой оружия меньше тридцати лет назад, но в данном случае на сознательное обострение пошли именно Соединённые Штаты. На самом деле, разворачивающийся на наших глазах конфликт наглядно демонстрирует, как рухнули надежды Китая отсидеться в стороне до 2020 года, пока Москва и Вашингтон устраивают военные шоу в разных регионах мира. Американцы жёстко напомнили главному экономическому и геополитическому конкуренту, что они о нём не забыли и спускать ему ничего не намерены.

china-map-6-6a698 (1).jpg

«Если США будут продолжать такие опасные и провокационные действия, то между вооруженными силами двух стран в морском и воздушном пространстве сложится крайне угрожающая обстановка, которая может вылиться даже в применение оружия», – так прозвучало заявление главы ВМС Китайской Народной Республики У Шэнли и к его словам стоит прислушаться. То, что для Соединённых Штатов банальная демонстрация силы, для Пекина – дело принципа. А принципами настоящие мастера геополитики не торгуют даже за самые безумные коммерческие выгоды. Поскольку американские военные уже анонсировали продолжение акций по непризнанию китайского суверенитета в Южно-Китайском море, то события могут развиваться лишь по нескольким достаточно предсказуемым сценариям.
Первый сценарий: «Последнее китайское предупреждение». Китай не предпринимает никаких действий, ограничиваясь устными предупреждениями, и американцы, а вслед за ними и все остальные начинают вполне осознанно нарушать «запретную зону», демонстрируя своё презрение к Пекину. Буквально за пару недель воды, которые КНР считает своими, превратятся в проходной двор, что можно будет исправить лишь тотальным отстрелом нарушителей. Имидж китайского руководства и на международной арене и, что хуже, внутри страны существенно пострадает. А это, учитывая падающую экономику и недовольство граждан социальным неравенством, может иметь самые непредсказуемые последствия.
Сценарий второй. «Ограниченный ответ». Самолёты и корабли-нарушители атакуются китайскими пограничниками. Шаг логичный, но опасный, ибо китайский суверенитет над островами Спратли никто не признавал (обстоятельства аннексии их части ещё более сомнительные, чем у России в Крыму), а значит, чисто формально речь идёт об атаке одним государством другого над нейтральными водами – casus belli в чистом виде.
Сценарий третий. «Война на устрашение». И первый и второй сценарий может вылиться в третий, который можно условно считать «войной на устрашение». Суть его в том, что КНР рискнёт вступить в ограниченный морской конфликт за обладание островами с одним из соседей, и скорее всего, Вьетнамом. Например, такой путь предлагает одна весьма нашумевшая в Рунете статья «Шесть войн, в которых Китай должен участвовать в следующие 50 лет» (советую, кстати, перечитать её – ибо в ней изложена весьма распространённая в китайских националистических кругах точка зрения).
Сценарий четвёртый – «Тотальная война» Китая против Малайзии, Брунея, Филиппин, Вьетнама и Тайваня (против последнего только на островах Спратли) с захватом всего региона. В миниатюре это повторением японского пути 1941-1942 гг., но со своими поправками.


С одной стороны Китайская Народная Республика может забрать все спорные остова прямым вторжением, с другой велик риск вмешательства стран непосредственно в спор не вовлечённых – Сингапура, Японии, и конечно, США.
Зачастую сравнивая на море возможности КНР и США российские и зарубежные «эксперты» показывают свою вопиющую безграмотность. Мол, у США 11 авианосцев, а у Китая только один и так далее. И делают вывод, что у Поднебесной шансов нет. Это ошибка. Вторая мировая и Фолклендская война давно показали, что именно авиация обеспечивает господство над морем. Китай в конкретном географическом регионе может выставить на порядок превосходящую всё мыслимое воздушную армаду, которая будет взлетать с континентальных и островных аэродромов. Уже сейчас ВВС НОАК имеет боле 3000 современных самолётов, и ещё 700 находится в составе морской авиации. Ещё в июне прошлого года Минобороны США заявляло, что китайская авиация модернизируется невиданными темпами. И это не говоря о противокорабельных баллистических ракетах DF-21D.  Другая нелепость говорить о том, что Китай не пойдёт на конфликт, потому что он, дескать, к войне недостаточно готов. История знает массу примеров, когда воевать и побеждать приходилось стране, к войне не готовой совершенно. Просто потому, что её вынуждали воевать.
Сейчас обе стороны удерживает от эскалации лишь страх. Страх не ядерной войны, которая едва ли возможна в XXI веке, а страх неопределённости, к которой неизбежно приведёт конфликт такого масштаба. США с 1945 года открыто не воевали со страной сопоставимой по мощи, а с такой, как Китай – вообще никогда. Китай же никак не может признать свою силу и начать её использовать, поскольку цена поражения может оказаться велика.
Пока ситуация не радует. Возможно, что военно-морские провокации США в итоге поставят Пекин перед тем же выбором, что 75 лет назад стоял перед Токио. А именно, капитулировать или воевать. И капитулировать Китай однозначно не собирается.
igor_cil86: (Default)
В понедельник 24 августа биржи Китая обрушились на рекордные величины (более 8%), потянув за собой фондовые площадки всего АТР. Экономические трудности Поднебесной, о которых писали уже давно, наконец-то получили своё зримое воплощение. Не так давно Китай уже привлёкал внимание всего мира, девальвировав национальную валюту – юань. Относительно скромные масштабы девальвации отражают всю сложность выбора, стоящего перед китайским руководством. С одной стороны, более крупное обесценивание валюты с куда большей вероятностью запустило бы экономику, с другой – это станет ударом по уровню жизни населения, которое и так крайне недовольно имущественным расслоением. И это не всё. Нынешнее фондовое обрушение, вероятно, связано не только с экономикой и техногенными катастрофами, что недавно сотрясли Поднебесную, но и с нестабильной внешнеполитической обстановкой.



В начале сентября грядет семидесятая годовщина окончания китайско-японской (в китайской историографии известна как «Война сопротивления Японии») и тихоокеанской войн. Кроме того на слуху будет и дата заключения Сан-францисского мирного договора, подписанного 8 сентября 1951 года. Договор этот примечателен тем, что породил большую часть крупных территориальных споров в Восточной Азии, включая спор вокруг статуса Тайваня. 13 августа глава Канцелярии по делам Тайваня при Госсовете КНР Чжан Чжицзюнь встретился в Вашингтоне с американскими высокопоставленными чиновниками – без особого результата. Пекину нужен отказ Соединённых Штатов от поддержки мятежного острова, однако у Поднебесной имеются и альтернативные варианты. За неделю до вышеупомянутого визита Global Times опубликовала информацию о начале строительства второго китайского авианосца, на сей раз атомного.
Американская логика «возвращения в Азию» предусматривает не только собственное присутствие у китайских берегов, но и создание регионального противовеса Пекину. В теории таким противовесом могут стать лишь три страны Россия, Япония и Индия. Однако Российская Федерация не собирается, точнее, не может и не хочет быть противником КНР по очевидным причинам. Япония недостаточно сильна для глобального противостояния, не смотря на то, что США усиливали её возвращением гряды Рюкю и поставками передовых систем вооружения. А у Индии настолько своеобразная геополитическая ситуация, что использовать её возможности для ослабления Китая в полной мере едва ли удастся.
С конца прошлого года общий фон в Азии становится всё более напряженным. В индийских СМИ множится обеспокоенность в связи посещением китайскими подводными лодками портов Шри-Ланки и Пакистана. Япония поставляет патрульные корабли Вьетнаму, а Филиппины интересуются закупкой списываемой, но находящейся в хорошем состоянии, японской военной техники: вертолётоносца класса «Ширанэ», патрульных самолётов «Орион» и подводных лодок. О планах увеличения военного бюджета в связи с «китайской угрозой» до 20 млрд. долларов объявила Индонезия, до того особо не влезавшая в раздоры соседей.



Сюда же стоит добавить теракты в Тайланде, которые местная пресса сразу связала с уйгурскими сепаратистами в китайском Восточном Туркестане. Ранее в СМИ неоднократно появлялись сообщения, что КНР и Тайланд достигли соглашения по строительству канала, и хотя эти утечки были с негодованием опровергнуты официальными лицами обеих стран, как известно, дыма без огня не бывает. В целом есть основания предполагать, что террористический удар нанесен не столько по Таиланду, сколько по китайским позициям в этой стране. При самом неблагоприятном раскладе кулуарные переговоры по каналу из Индийского океана в Тихий будет окончательно прекращены. Хуже того, к испорченным отношениям с Бирмой может добавиться охлаждение на таиландском направлении, что совсем нежелательно.
Одновременно накаляется обстановка и на Корейском полуострове. Если банальные пограничные перестрелки приведут к полноценной войне – а вероятность того есть, хоть и небольшая – то перед Пекином встанет нелёгкий выбор: защищать своего строптивого союзника или нет. Первый путь приведёт его к большой войне, второй – к потере лица и усилению внутренней нестабильности. Соединенным Штатам, которые приложили немало усилий для размораживания конфликта между двумя Кореями, происходящее только на руку. Военный разгром Пхеньяна, если таковой случится, можно будет предъявить американским избирателям на приближающихся президентских выборах.
Китай всё это вынужден учитывать. Против него развёрнут тот же план, который когда-то использовался против СССР, а позже против России – ослабление страны через создание вдоль всего периметра границ очагов конфликтов и нестабильности. В таких условиях адекватно реагировать на вызовы становится всё сложнее.
Сложные отношения у Китая складываются даже с Россией, не смотря на всяческие заверения в дружбе и совместные военные учения. В июне россияне узнали, что Китай без лишнего шума присоединился к антироссийским санкциям: банки Поднебесной фактически прекратили отношения с российскими коллегами. В августе Китай запретил экспорт продвинутых беспилотников и суперкомпьютеров, учтиво «забыв» сделать для северного «друга» исключение. В подобных условиях МИД России, возможно, скоро напомнит «партнёрам», что союзничество не может быть услугой дешёвой и, тем более, бесплатной. Также как и тысячекилометровая спокойная граница. В ином случае Российская Федерация может и совершить разворот на 180 градусов и начать рассуждать о претензиях КНР на вьетнамские острова Спратли, или в более брутальном варианте, признает архипелаг Сенкаку территорией Японии в обмен на финансовые бонусы со стороны Токио, раз уж Пекин не торопится раскрывать кошелёк. Конечно, такое маловероятно, но совсем исключать таких раскладов не стоит.
Осенью китайское руководство, так или иначе, должно показать своему населению, что готово реагировать на любые вызовы. Тут кроется ещё одна, возможно главная угроза для Поднебесной. Население всё более недовольно социальным расслоением, а компартия уже не может предложить привлекательного образа светлого будущего. Китайцы как нация вовсе не отличаются долготерпением и сподвигнуть их на бунт куда проще, чем многие другие народы. Руководство КПК и лично Си Цзиньпин об этой особенности прекрасно осведомлены. Именно по этой причине Председатель КНР на партийных встречах, как утверждают гонконгские издания, неоднократно заявлял, что страна стоит на грани краха. Иностранцу, наблюдающему рост небоскрёбов в городах «срединной империи» сложно поверить, что что-то подобное возможно, но сами китайцы иллюзий не питают. Так или иначе, какие бы потрясения не ждали Китай в будущем, специалисты по этой стране без работы не останутся, как не остались без работы советологи после распада Советского Союза.
igor_cil86: (Default)

Для тех, кто следит за новостями, так или иначе, касающимися Тайваньского конфликта, очевидно что ситуация движется к развязке. Недавняя встреча Генерального секретаря КПК Си Цзиньпина и председателя Гоминьдана Чжу Лилуня стала первой встречей лидеров двух партий за 80 лет. Однако исторического значения данного акта вышло несколько смазанным, ибо на самом Тайване Гоминьдан стремительно теряет популярность именно из-за своей прокитайской позиции. Рейтинги ныне штурмуют совсем другие силы.

Недавний опрос, проведённый тайваньской телевизионной сетью TVBS выявил, что 71% опрошенных против воссоединения с КНР. Также 78% идентифицировали себя именно, как тайваньцы, а не как китайцы. Всё более очевидной становится победа на предстоящих в январе 2016 года президентских и парламентских выборах Демократической прогрессивной партии. ДПП недавно успешно выступила на региональных выборах, отправив в нокаут Гоминьдан, который всё больше превращается для простых тайваньцев в филиал КПК на острове. Судьба Гонконга, который заполонили малокультурные пришельцы с континента, тут никого не прельщает.

US_Navy_060411-N-6214F-004_M1A1_Abrams_Battle_Tank_being_unloaded_to_the_beach_of_NC_from_Landing_Craft_Air_Cushion_Five_Three_(LCAC_53).jpg

С 1895 года Тайвань отделён от континента и там сложилась собственная общность, которая в силу изолированности должна была ощутить отдельной нацией. И нация эта всё больше склоняется к тому, чтобы не иметь с Пекином ничего общего. До настоящего момента островная Китайская Республика не провозглашала независимость от континентального Китая, по-прежнему формально считая себя частью единой страны, но не за горами радикальный разворот, особенно вероятный после прихода ДПП к власти.

Руководство КНР силу этих тенденций прекрасно осознают. В 2005 году депутаты Всекитайского собрания народных представителей проголосовали за «Закон о предотвращении раскола страны», который предусматривает, в том числе, и применение силы в случае провозглашения Тайванем независимости, либо при возникновении ситуаций (!), которые сделают фактом такую независимость. Под последним можно понимать, например, созданием Тайбэем собственного ядерного оружия.

Таким образом, может возникнуть уже знакомая по другим регионам ситуация, когда воевать будут две армии, говорящие на схожих (тайваньский диалект несколько отличатся) языках, но с разным вооружением и формой. То есть, продолжение гражданской войны на принципиально ином уровне.

Приход к власти ДПП и её резкий поворот к независимости острова имеет все шансы привести к военному конфликту. Традиционная слабость корабельной ПВО ВМС НОАК уходит в прошлое. К 2017 году КНР будет располагать семью эсминцами Тип 052D, оснащёнными аналогом системы «Иджис». Никуда не денутся и более ранние эсминцы Тип 051С и Тип 052С, оснащённые российской зенитно-ракетной С-300Ф и её местным аналогом HQ-9 соответственно.

Сообщения китайской прессы о том, что предназначенные для РФ «Мистрали» Франция может передать Поднебесной, также вполне вписываются в общую тенденцию по подготовке к силовому решению тайваньского вопроса. Правда у Китая есть собственные корабли Типа 071 (20 000 тонн водоизмещением), которых к 2017 году в строю будет не меньше 6 единиц. Всего же в Китае более полусотни крупных десантных судов, включая заложенные на вервях. То, что китайцы не торопятся списывать даже суда, заложенные в 1970-80х, также наводит на мысли о возможности скорого обострения ситуации.

В воздухе превосходство столь же очевидное. У ВВС Народно-освободительной армии Китая в строю находится 75 истребителей Су-27, 73 Су-30МКК, более 200 J-11 (копия Су-27), 20 J-16 (копия Су-30МКК), более 250 J-10 (создан на основе нереализованного израильского проекта Лави), по 120 штурмовиков JH-7 и Q-5, и такое же число дальних бомбардировщиков Н-6. Вся эта мощь без учёта солидной по численности морской авиации, а также новейших самолётов, которые только будут поступать на вооружение. Финансовые и технические возможности позволяют Китаю довести до стадии серийного производства сразу несколько альтернативных проектов.

В ответ Тайвань способен выставить до 250 истребителей. Немного, прямо скажем. С военно-морскими силами положение не лучше. 4 эсминца и 24 фрегата и 4 подводные лодки едва ли смогут остановить идущую с континента армаду.

Гипотетический военный конфликт не станет противостоянием только лишь Пекина и Тайбэя, поскольку на стороне последнего, так или иначе, выступят Япония и Филиппины, пусть и в виде невоюющих союзников. Достаточно сказать, что от побережья Тайваня до ближайшего японского острова чуть больше 100 км, а до ближайшего филиппинского и того меньше. В случае падения Тайваня угроза для этих стран станет вполне реальной.

Ещё одна страна, которая зримо и незримо присутствует в регионе – это Соединённые Штаты. Причём именно зримое присутствие становится всё более ощутимым. Американские военные возвращаются на Филиппины, а недавняя, якобы случайная посадка истребителей F-18 на Тайване уже успела наделать много шума в континентальном Китае. Столь же резко в Пекине отреагировали и на желание Пентагона начать патрулирование спорных островов Спратли, часть из которых принадлежит Тайваню.

В 1945 году флот США контролировал все морские подступы к Китаю, а американские гарнизоны имелись практически на всех мало-мальски крупных островах вокруг континента. Однако уже в следующем, 1946 году, независимость получили Филиппины. В 1950-1970х годах в зоне американского военного контроля оставались Тайвань и острова Рюкю, вместе с Окинавой. В первом случае американские войска находились по двустороннему договору с Китайской Республикой, во втором – по Сан-францисскому мирному договору.

Прошло ещё двадцать лет и ситуация изменилась. Поскольку США признали КНР единственной силой, управляющей единым Китаем, из Тайваня войска пришлось вывести – последний американский солдат покинул остров в 1979 году. До этого в 1972 году суверенитет над архипелагом Рюкю вернулся к Японии и с тех пор американское военное присутствие там также заметно сократилось.

По всей видимости, администрация Барака Обамы пришла к выводу, что присутствие США в этой важнейшей части Тихого океана сократилось чрезмерно, и решила обернуть ситуацию вспять. Если предложить, что американцы кровно заинтересованы в военном конфликте, то им достаточно убедить Тайбэй провести референдум и провозгласить независимость, после чего события начнут развиваться автоматически.

Будут ли воевать за Тайвань союзники вопрос очень и очень сложный. И экономическое и геополитическое значение острова слишком велико, чтобы просто можно было отдать его на растерзание. На другой чаше весов угроза войны с огромным Китаем, у которого в невоюющих союзниках вполне может оказаться Россия.

Некоторые специалисты даже высказывали мнение, что КНР может нанести упреждающий удар по американским и японским войскам в регионе. Правда такой сценарий сделал бы вмешательство Вашингтона и Токио неизбежным.

Если говорить о юридической стороне вопроса в отношениях КНР и Тайваня, то здесь примирение возможно только по отдельным позициям.

Обе стороны согласны, что:

А) Нападение Японии на Китай в 1937 году аннулировало Симоносекский договор, по которому остров Тайвань отходил к Японской империи.

Б) Каирская декларация 1 декабря 1943 года предусматривала возвращение острова Китаю после войны.

В) Сан-францисский договор недействителен для Китая, так как ни одно из его правительств не участвовало в подписании. Даже если данный договор и считать определяющим, то лишь в контексте Каирской и Потсдамской конференции. Поскольку Япония отказывается от прав на Тайвань, то он автоматически переходит к Китаю.

На том общие положения заканчиваются. Пекин утверждает, что не признаёт договоров империи Цин, подписанных в «век унижений». Правда при этом руководство КНР провозглашает себя наследником Китайской Республики, которая договоры цинского правительства признавало. Непонятно, правда, как такое положение согласуется упомянутым выше пунктом А.

Дополнительным доводом Пекина служит совместное коммюнике правительств Японии и Китайской Народной Республики от 1972 года.

Китайская Республика в свою очередь объявляет, что она является всё тем же государством, основанным в 1911 году, только уменьшившимся в размерах, и страна с правительством в Тайбэе обладает всеми признаками суверенного государства по Конвенции Монтевидео. Кроме того, островитяне опираются на договор о взаимной обороне с США от 1955 года, где Тайвань упоминается отдельно от Китая, что служит «косвенным признанием суверенитета».

Дополнительный набор аргументов у сторонников независимости ещё более широк. Они утверждают, что империя Цин не контролировала остров полностью (в лучшем случае, только западное побережье) и не считала его своей неотъемлемой частью. Также юридически Тайвань до 1952 года находился в составе Японии, пока та не отказалась от него – после чего он стал принадлежать самим тайваньцам, но не КНР. Каирская и Потсдамская декларация же не имеют правовой силы и являются лишь протоколами о намерениях.

Исторические и юридические споры по трактовке тех или иных документов ведутся уже много десятилетий, но чем дальше, тем яснее становится, что судьба острова решится не в кабинетах, а на полях сражений. В «Законе о предотвращении раскола страны» упоминается, что поводом для начала военного вторжения может стать ситуация, когда «все возможности для мирного объединения будут утеряны». Судя по последним новостям из региона, нечто подобное может стать реальностью в самые ближайшие годы.

И.Кабардин


Profile

igor_cil86: (Default)
igor_cil86

August 2017

S M T W T F S
  12345
6 789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 01:48 pm
Powered by Dreamwidth Studios