igor_cil86: (Default)
Все Балканы не стоят жизни одного русского солдата!   (Александр III)

Новое обострение в Карабахе, как и недавние пограничные конфликты в Средней Азии, поднимают перед Россией чрезвычайно важные вопросы о дальнейшем участии нашей страны в рамках союза ОДКБ  вообще, и в зарубежных конфликтах в частности. Не секрет, что по итогам той, самой первой войны в Карабахе, претензия и армян и азербайджанцев к России была абсолютно одинаковой и выражалась словами «Вы не дали нам победить!» Очевидно, что наше участие в периферийных конфликтах становится все более неблагодарным, малоперспективным и, что гораздо важнее, сомнительным с точки зрения национальной безопасности делом.



Фундаментальные вопросы ещё шире. И цена этих вопросов – немалые деньги из карманов небогатых российских налогоплательщиков, жизни наших военнослужащих и интересы самой Российской Федерации. Вот тут-то и начинаются неувязки. Всем известно, что Договор о коллективной безопасности (предтеча ОДКБ) был подписан 12 мая 1992 года, то есть почти сразу после распада СССР. Первоначально в него вошли Армения, Россия, Киргизия, Казахстан, Узбекистан и Таджикистан. Все эти страны плюс Белоруссия и минус Узбекистан составляют ядро альянса и сегодня. В каждой из стран ОДКБ функционируют российские военные объекты.

С самого начала создание ОДКБ имело под собой три основные цели – одну официальную и объективную, и две неофициальные, публичное оглашение которых выявило бы порочность альянса и категорическое несоответствие подобной структуры национальным интересам РФ.

Объективная причина заключалась в формировании некого суррогата системы безопасности в бывших республиках СССР, пока Российская Федерация строит на своих границах новый, уже внутренний периметр. Учитывая, что прошлый периметр безопасности, складывавшийся десятилетиями, буквально рухнул, создание временного его аналога было задачей вполне разумной. Правда новый периметр получился весьма дырявым, что резко снижало его ценность, но это уже частности.

Вторая уже неофициальная причина создания ОДКБ заключалась во взаимной силовой поддержке олигархических и откровенно феодальных режимов, которые пришли к власти во всех (за исключением, может быть, Белоруссии) вышеназванных республиках бывшего Союза. К поддержке российских национальных интересов или Русского мира подобные действия не имели никакого отношения. Напротив, Россия давала укрепиться режимам, которые истребляли и изгоняли русское население, вытравливали всё русское, чем с энтузиазмом занимаются до сих пор. Из совсем недавних и безобидных примеров – переименование города Чкаловск в Таджикистане в прошлом году.

Третью причину можно назвать «гири на ногах». Россия образца 1992 года была страной абсолютно подконтрольной внешним силам. Лишь позже Ельцин сформировал некое подобие местной автономии (но не в фундаментальных вопросах, где всё по-прежнему решают те же самые силы), которая по наследству перешла к Путину. И тогда, в 1992 году, и много позже американские политические деятели откровенно заявляли, что не допустят интеграционных процессов на постсоветском пространстве. Поскольку формирование ОДКБ в Вашингтоне позволили, следовательно, данная структура отвечает интересам США. Оно и понятно, ослабленная Россия брала на содержание новые, зачастую русофобские, режимы, ничего не требуя взамен. То есть своими руками, при мудрых подсказках из-за океана, вешала себе на ноги гири.

С тех пор утекло много воды. Основная объективная причина формирования столь странного альянса, как ОДКБ, утратила свою актуальность к началу-середине нулевых, когда Россия криво-косо, но создала внутренний периметр безопасности. Так что практического смысла в этом анахронизме больше нет. Остаются лишь издержки.

Например, в ту же Сирию Россия может послать корабли. В Армению – нет. К нашему гарнизону в этой закавказской республике нам придётся, в случае радикального обострения обстановки, пробивать коридор через Азербайджан или Грузию, либо идти на поклон всё к тому же Ирану. При этом никто так внятно и не смог ответить, какие критические интересы в Армении имеет Российская Федерация, что нам надо идти на такие сложности и риски. Откровенно говоря, таких интересов не видно вообще, особенно, если вспомнить, какую роль армянский национализм сыграл при развале СССР. Россия больше не является защитницей христианских народов, не несёт мессианскую идею. На данном конкретном отрезке истории у неё есть вполне банальные и прозаичные задачи – выжить, сберечь ресурсы, начать модернизацию.

Впрочем, Армения тут является лишь частным случаем. Вот, к примеру, как быть России, если Киргизия или Таджикистан (члены ОДКБ) отправят свои воинские подразделения на территорию Узбекистана (не член ОДКБ), с которым имеют территориальные споры. Как показали недавние события, такое вполне возможно. Возникает вопрос, как вести себя России, если Узбекистан логично ответит военной силой на вторжение, а «союзники» обратятся к России за военной помощью? При этом они будут лицемерно утверждать, что коварный враг атаковал их на их собственной земле, не уточняя, что столкновение произошло на территории, которую субъект лишь считает своей из каких-то собственных соображений. Вот выдержка из Договора по ОДКБ, описывающая подобные ситуации:

Статья 4. Если одно из государств – участников подвергнется агрессии (вооруженному нападению, угрожающему безопасности, стабильности, территориальной целостности и суверенитету), то это будет рассматриваться государствами – участниками как агрессия (вооруженное нападение, угрожающее безопасности, стабильности, территориальной целостности и суверенитету) на все государства – участники настоящего Договора. В случае совершения агрессии (вооруженного нападения, угрожающего безопасности, стабильности, территориальной целостности и суверенитету) на любое из государств – участников все остальные государства – участники по просьбе этого государства – участника незамедлительно предоставят ему необходимую помощь, включая военную, а также окажут поддержку находящимися в их распоряжении средствами в порядке осуществления права на коллективную оборону в соответствии со статьей 51 Устава ООН.

Как мы видим, положение, мягко говоря, очень неконкретное, что позволяет трактовать его в ту или иную сторону. Не указано, что считать агрессией, и в каких географических рамках. Ради интереса стоит сравнить основной договор ОДКБ с соответствующим договором НАТО, где всё куда более конкретно и недвусмысленно. Вот выдержка из базового документа НАТО:

Статья 6. В целях Статьи 5-й считается, что вооруженное нападение на одну или несколько Договаривающихся сторон включает в себя вооруженное нападение:

на территорию любой из Договаривающихся сторон в Европе или Северной Америке, алжирские департаменты Франции, территорию Турции или острова, расположенные в Североатлантической зоне севернее Тропика Рака и находящиеся под юрисдикцией какой-либо из Договаривающихся сторон;

на вооруженные силы, суда или летательные аппараты какой-либо из Договаривающихся сторон, если эти вооруженные силы, суда или летательные аппараты находились на этих территориях, или над ними, или в другом районе Европы, или над ним, если на них или в нем на момент вступления в силу настоящего Договора размещались оккупационные силы какой-либо из Договаривающихся сторон, или в Средиземном море, или над ним, или в Североатлантической зоне севернее Тропика Рака, или над ней.


Англосаксы славятся грамотным составлением юридических обязательств. В нашем же случае могут возникать очень неприятные казусы, в некоторые из которых может быть втянут даже Китай. Напомним, от среднеазиатских республик к Поднебесной за эти 25 лет отошли немалые куски территории. Кто знает, есть ли должное правовое оформление у этих сделок?

На самом деле очевидно, что само создание в 1992 году ОДКБ в 1992 году было ошибочным шагом, как и включение в альянс республик Средней Азии с их бесконечными территориальными спорами, да ещё и не имеющих общих границ с Россией. Ошибкой было принятие Армении с её активным (!) военным конфликтом с Азербайджаном, и также не имеющей с РФ общих границ.  Раньше эти анклавы по инерции воспринимались Москвой, как часть единого пространства, к которому всегда будет прямой доступ. История показала, что это совсем не так. Следовательно, должно произойти глобальное переосмысление всей конфигурации.

Надо понимать, что любая практическая польза от ОДКБ, в отличие от 1992 года стала нулевой, ибо внутренний периметр безопасности уже примерно создан. От альянса для Москвы остались лишь «гири на ногах», в виде поддержки русофобских режимов, да красивая картинка по телевизору для мало что соображающего электората: мол, Россия, возглавляет интеграционные процессы на постсоветском пространстве. То, что в объективной реальности идут процессы прямо противоположенные какой-либо интеграции, знают у нас лишь очень немногие. «Форпост России в [нужное подставить]» – звучит, конечно, гордо, но практическая ценность от такого «форпоста» на деле оказывается равной даже не нулю, а отрицательной цифре.

Как и при Александре Третьем у России нет союзников, кроме собственной армии и флота. Те страны, которые громко именуют себя «союзниками России» на деле являются паразитами и нахлебниками, желающими решить свои проблемы за счёт русских денег и крови русских солдат. Хотя договор ОДКБ предусматривает взаимную помощь, можно не сомневаться, что маленькие, но гордые страны и пальцем не пошевельнут, чтобы хоть чем-то помочь России в критических для нас  обстоятельствах. Сегодня становится очевидно, что ОДКБ в его нынешнем виде имеет смысл свернуть, полностью или частично, сохранив лишь двусторонние договорённости относительно ключевых для России уникальных объектов – космодрома Байконур в Казахстане или комплекса наблюдения за космическим пространством «Окно» в Таджикистане. В этом, пожалуй, и будет наш основной стратегический интерес.

В крайнем случае, военный союз можно возродить чуть позже в оптимальном виде, как альянс России с Белоруссией и Казахстаном. Такую конфигурацию мы в своём теперешнем виде вполне сможем поддерживать, без перенапряжения наших достаточно скудных ресурсов. Вспышка насилия в Карабахе лишь очередной звоночек, подтверждающий тот факт, что силы РФ, которые она может бросить на чашу весов, отнюдь не бесконечны.

igor_cil86: (Default)
До недавнего времени у большинства жителей Российской Федерации не было особых претензий к Турции. Лично я, не будучи никак этнически связан с тюркоязычным миром, считаю всё происходящее очередным грандиозным промахом российского руководства и не вижу смысла доводить ситуацию до войны. Однако логика конфликта заставляет задуматься о том, что будет, если напряжение между нашими странами переместится в плоскость прямого столкновения. Банальные сравнения сил сторон конфликта по числу и качеству танков, кораблей и самолётов как и 50 или 100 лет назад дают очень искажённую картину: достаточно сказать, что накануне 1939  года сильнейшей армией континента «экспертами» считалась армия Франции, а СССР ими не вносился даже в первую пятёрку. Так и сегодня, по-настоящему видно те или иные вооруженные силы будет лишь на реальной войне. При этом делать прогнозы политических раскладов между сторонами куда проще, ибо здесь действия противников гораздо очевиднее: их диктует логика и география.



За пять месяцев российская авиация сделала в Сирии почти невозможное, переломив казалось бы безнадёжную обстановку. Примерно те же слова можно сказать и военно-морских силах, которые продемонстрировали не только новые ударные возможности, но и способность снабжать группировку на протяжении длительного времени. Даже в советские времена подобные кампании были большой редкостью, а после 1991 года о чём-то похожем никто и думать не смел. В то же время российские успехи сломали известные планы суннитских держав и вызвали крайне негативную реакцию у покровителей сирийской оппозиции.
Переброска Саудовской Аравией  истребителей
F-15 на турецкие аэродромы многими наблюдателями была расценена как подготовка к войне с Россией в Сирии. F-15 – истребитель для завоевания господства в воздухе, причём именно саудовские машины этого типа, прошедшие модернизацию в 2012-13 годах, на сегодня являются одними из наиболее современных в мире. 15 февраля было объявлено о начале пятидневных саудовско-турецких воздушных учений, в ходе которых ВВС двух стран обкатают согласованные действия. Днём раньше на севере Королевства начались учения с участием 150 тыс. военнослужащих. Одновременно с тем и Анкара и Эр-Рияд с просто недружественной риторики перешли на язык откровенных угроз в адрес России. Так, министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр прямо высказался, что Российской Федерации, в которой проживает 20 млн. мусульман-суннитов, опасно поддерживать шиитов.
Правда уже 16 февраля из Турции, которая должна была стать ядром вторжения, зазвучали нотки неуверенности. Их пока нельзя назвать доминирующими, ибо в стране явно идёт борьба между сторонниками и противниками интервенции, но и былой лихой уверенности уже однозначно нет. Были ли воинственные заявления изначальным блефом, или изначальные планы по интервенции сейчас спешно корректируются, пока не ясно. Очевидно лишь то, что наземное вторжение в Сирию пока остаётся под вопросом.
Вариант первый назовём условно «Война». Вариант второй – «Позор». Оба сценария плохи, но сценарий «Позор» также несёт в себе войну, но гораздо ближе к российским границам и на худших стартовых условиях.
Итак, «Война».  Россия понимает, что её и сирийское правительство загоняют в ловушку, заставляя прекратить уничтожение исламистов. Передышку боевики однозначно используют для перегруппировки сил и пополнения припасов, и тогда – жди беды. Осознание этого простого факта заставляет Москву и Дамаск продолжать уничтожение террористов, что и тактически и стратегически абсолютно правильно. В качестве ответа на действия Москвы, Турция и Саудовская Аравия вторгаются в Сирию. Объявляется при этом бесполётная зона для российской и сирийской авиации уже не столь важно. Столкновение уже неизбежно.
Война с Турцией или Саудовской Аравией даже поодиночке крайне сложная задача. А уж вместе это противник вполне серьёзного уровня, несравнимый ни с одной страной постсоветского пространства. Если такое столкновение всё же станет реальностью, то критическим моментом для нашей группировки останется транспортный вопрос: а именно, какое количество кораблей со снабжением Россия успеет провести через Босфор до начала войны. Это зависит от расторопности российской военной логистики, а также от того, сколько времени враги (думаю, этот термин уже уместен) отвели времени на собственные подготовительные мероприятия. При любом раскладе экспедиционный корпус России в Сирии окажется в крайне затруднительном положении, а его возможности по отражению атак коалиции будут исчерпаны максимум за несколько суток, после чего придётся либо признавать поражение, либо с территории континентальной России наносить удары непосредственно по странам-интервентам, что выведет конфликт на принципиально иной уровень.
Сценарий, «Позор». Москва поддаётся на угрозы, сворачивает бомбардировки и выкручивает руки сирийцам, дабы те прекратили наступление. Боевики получают передышку, пополняют припасы, проводят перегруппировку сил. Фактически это уже поражение. Нужно понимать, что даже полностью сдав весь Ближний Восток, Москва покоя не получит, ибо Анкара и Эр-Рияд, получив своё, обратят внимание на постсоветское, а затем, и собственно российское пространство. На Востоке откровенную слабость не прощают, да и банальной мести никто не отменял, не говоря уже об объективных геополитических амбициях. Больше того, сдача под угрозой войны позиций очень плохо скажется на репутации Российской Федерации в мире. И причина здесь не важна. Россия сдалась и всё тут. То ли потому, что её Вооружённые Силы уже не способны выполнить боевую задачу, то ли потому, что руководство страны продажно и трусливо – в данном случае это будет уже делом десятым. Сам звоночек прозвучит уже громко и однозначно от Арктики до Кавказа, от Балтики до Тихого океана: «Акелла промахнулся». И вот тогда уже попробовать на зуб российскую решимость появится желание уже очень и очень у многих. И, что важно, у всех разом. Это уже даже не сакральный «колосс на глиняных ногах», это – растянутая на сушилке готовая шкура медведя. Перспектива открытой войны с турками и саудитами разом по сравнению с этой угрозой есть просто детский лепет.
Весь вышенаписанный текст создавался не с целью создания панических настроений, а для того, чтобы читатели чётко представляли себе возможные перспективы.
Справедливости ради надо сказать, что у Турции и Саудовской Аравии положение ничем не лучше российского. Каждая из этих стран ведёт безнадёжную войну на своей территории. Турция с курдами, Саудия – с вторгшимися с территории бывшего Северного Йемена хуситами. Обе эти войны – на истощение, при том, что ни одна из этих региональных держав и близко не ровня Советскому Союзу на момент ввода 40-ой армии в Афганистан. Вторжение ещё и в Сирию для Анкары и Эр-Рияда станет вполне себе локальной катастрофой: новый фронт потребует дополнительных ресурсов, которые ещё надо откуда-то достать.
Собственно, по этой причине союзники по антисирийской коалиции и пошли на крупномасштабный военный шантаж России, в надежде на то, что Москва дрогнет и начнёт снова отступать. На самом деле, это вероятнее всего, лишь крупномасштабный блеф. Насколько этот блеф удался, покажет самое ближайшее будущее. Сейчас можно говорить, что скорее не удался. Парадокс ситуации в том, что России в условиях прямого военного шантажа становится едва ли не безопаснее превратить саудовские и турецкие города в радиоактивные облака, рассеянные по стратосфере, чем проявить слабость перед всем миром второй раз (первый, напомним, был в Новороссии) за два года. Эту простую и незатейливую мысль не мешало бы донести по дипломатическим каналам до нужных людей.
Пока, действия России можно осторожно похвалить. На шантаж никто не поддаётся, штурмовики и фронтовые бомбардировщики продолжают выполнять свою работу. Вокруг турецких обстрелов сирийской территории сразу же поднят должный дипломатический шум, что тоже правильно. В случае обострения именно Турция будет иметь ореол агрессора в общественном мнении многих стран.
При вторжении в Сирию Турция едва ли сможет рассчитывать на помощь НАТО. Во всяком случае, юридические обязательства на такой случай не предусмотрены, так как Альянс формально должен вступаться лишь за жертву нападения. Как будет на самом деле, зависит от твёрдости российской позиции и готовности защищать свои интересы силой оружия. Судьба несчастных Югославии и Ливии, которые ни на кого не нападали, должна всегда напоминать нам, на что способен Североатлантический Альянс, когда чувствует собственную безнаказанность. Слабых бьют всегда и никакой договор тут не действует.
В то же время, когда на горизонте маячило столкновение с относительно серьёзным противником, НАТО находило повод, чтобы не связываться. Так произошло при вторжении Индонезии в Нидерландскую Новую Гвинею или во время аналогичных действий Индии против Португальского Гоа. Да, формально эти территории не попадали в зону ответственности Альянса, но дух единства был вполне подорван. Впрочем, в 1975 году аннексия Западной Сахары, организованная властями Марокко уже попадала в географические рамки Альянса, однако тот никак не отреагировал. При желании, можно вспомнить и другие достаточно любопытные эпизоды. Всё сказанное выше не значит, что НАТО неэффективная организация с нерешительным руководством – вовсе нет, но пару штрихов  к общей картине этой организации стоит добавить из соображений справедливости. Есть и иные юридические тонкости. Скажем военная помощь, прописанная в договоре о создании Альянса, не подразумевает обязательную отправку войск, а лишь оказание военной помощи, которая может включать в себя, скажем, поставки горючего или боеприпасов. Помимо прочего, в НАТО присутствует такой троянский конь, как Греция. Конечно, эта страна не будет открыто выступать на стороне России, но некоторое время саботировать работу структур Альянса она сможет. Интересы у Афин собственные. Если победный марш к Константинополю по-прежнему остаётся фантастикой, то помощь Кипру в ликвидации турецкого гарнизона на фоне всеобщей схватки задача вполне решаемая.
Дополнительным фронтом для России грозит выступить всё та же Украина, которая мелкими шажками восстанавливает собственные вооружённые силы для континентальной войны. Впрочем, основная проблема кроется даже не в возможном участии Киева. Точнее, не только в нём. Как мы все помним, Россия имеет замороженные конфликты почти вдоль всего периметра границ, за исключением, может быть, арктических просторов. Только официально мы участвуем примерно в 5-6 таких конфликтах, неофициально эту цифру можно, по меньшей мере, удваивать. Если говорить о возможностях противников создать Российской Федерации дополнительные участки напряжения, то мы, прежде всего, имеем в виду Северный Кавказ и Закавказье. Причём Закавказье по ряду причин будет даже удобнее. Контуры данной логики мы наблюдаем буквально в режиме онлайн: 17 февраля глава МИД Турции Мевлут Чавушоглу посетил Грузию, где встретил исключительно тёплый приём, а день спустя самого Реджепа Эрдогана приняли в Азербайджане.
Впрочем, апокалиптические прогнозы пока строить рано. С самого начала действия турецко-саудовской коалиции носили черты блефа с целью заставить Россию пойти на уступки через угрозы. Но теперь в ловушке оказались и турки, артиллерийские удары которых вызвали недовольство в США и Европе, которые в свою очередь активно поддерживают сирийских курдов. Как выбираться из настолько затруднительной ситуации, Эрдоган и его советники, видимо, пока не решили. Официальные лица Турции уже успели сделать несколько заявлений, прямо противоположных по содержанию, но любом случае, решать всё предстоит в ближайшие дни.


igor_cil86: (Default)


На досуге поинтересовавшись цитируемостью своих статей в Сети, наткнулся я на гневное сочинение Вугара Гасанова на сайте Vesti.az, (http://vesti.az/news/229312) где автор с яростью обрушился на вашего покорного слугу, сравнив его с небезызвестным телеведущим Владимиром Соловьёвым, о котором он тоже крайне невысокого мнения. Судя по всему, особенно зацепило автора текста слово «клиент», применённое мною по отношению к Азербайджану, ну и несколько других моментов, которых я коснусь ниже. Сожалею, что выпад я обнаружил лишь полгода спустя, но лучше поздно, чем никогда.


Во-первых, безумно приятно сравнение меня с господином Соловьевым, хотя мы с ним играем, скажем так, в несколько разных весовых категориях. Тот факт, что мы по данному вопросу придерживаемся общей гражданской позиции, не является доказательством целенаправленной травли, направленной против Азербайджана. Он лишь показывает, что относительно южного соседа в российском обществе уже сформировалось определенное мнение, которое возникло не вчера. И именно азербайджанские граждане должны думать, как исправить ситуацию, пока дела не приняли совсем скверный оборот.

Во-вторых. Слово «клиент» не является унижением, а лишь отражает определённую позицию государства по отношению к великим державам. Вот, например, мы россияне объективно понимаем, что теперь наша страна частенько выступает младшим партнёром Китая, но такова суровая геополитическая реальность. В отношении Азербайджана же всё ещё проще. И это тоже объективная реальность. Конечно, чисто по-человечески мне глубоко понятно желание граждан Азербайджана видеть свою страну независимой, выстраивающей равную политику со всеми мировыми силами. Беда в том, что самостоятельную политику Баку ну никак не может вести без оглядки на основных «партнёров».

Скажем, до недавнего времени Азербайджан являлся основным элементом как не слишком успешного проекта TANAP, так и явно провалившегося проекта Nabucco. С точки зрения Баку – это выгодная диверсификация маршрутов поставок, что для него, безусловно, хорошо. Для России же эти проекты означают встраивание Азербайджана в откровенно антироссийскую энергетическую ось (минимум лет на пятьдесят, на меньший срок эксплуатации такие газопроводы просто не строят), где правила игры будет диктовать отнюдь не он. После этого можно сколько угодно вещать о «независимой» и «многовекторной» политике Баку – реальности это никак не изменит. После вступления газотранспортного коридора в строй, появление в закавказской республике многочисленных «военных советников» станет лишь вопросом времени. Ведь ценную собственность нужно как-то охранять! А в том, что газопровод из Азербайджана в Европу в том или ином виде будет реализован, сомнений нет – магистральная политическая задумка Турции и ЕС нацелена именно в такой исход. Вопрос лишь в географии, сроках и цене реализации столь непростого плана.

В военном плане все тоже весьма непросто. Да львиная доля азербайджанского вооружения поступает из РФ, но много Баку закупает также у Израиля, Турции и стран ЕС. Наивно было бы полагать, что закупка оружия у той или иной страны не привязывает покупателя к поставщику. То, что Россия почти не пользуется этим инструментом в своей внешней политике, не значит, что другие страны будут столь же благородны. И мы, россияне, также обязаны принимать это в расчёт. Присутствие Армении в ОДКБ также вынуждает всех, кто занимается в России геополитическими стратегиями, рассматривать Азербайджан как возможного  противника. Будем надеяться, что эти расчеты так и останутся лишь теорией.

Далее, господин Гасанов утверждает, что Азербайджан осознано отказался от пути европейской интеграции. Естественно, если тебя куда-то не пускают, то даже чисто психологически проще заявить, что и не очень-то и хотелось. Баку ясно дали понять, что шансов на Евроинтеграцию у него нет. Их нет даже у куда более близких и культурно и географически к Европе стран. Например, у России. Про Турцию, что десятилетиями стучалась в европейские двери, скромно умолчим.

Также автор статьи взялся утверждать, что Азербайджан находится едва ли не в оппозиции к Соединённым Штатам, поскольку последние подвергают критике его политику. Это даже не смешно. К сведению господина Гасанов американцы критикуют почти всех даже самых близких союзников. И Израиль, и Японию, и Саудовскую Аравию, и Турцию по самым разным поводам. Зачем? Да чтобы те не расслаблялись и помнили, что и на них есть «большая дубина» в случае если те свернут с истинного пути. Политическая ориентация современного Баку вполне устраивает американцев, и если кто-то считает себя «гордым и независимым» и при этом действует вполне себе в интересах США, то зачем что-то менять?

Для того чтобы стать самостоятельным, Азербайджану нужно быть минимум в два-три раза больше территориально и по численности населения. Территория даёт стратегическую глубину и ресурсы для создания независимой перерабатывающей промышленности. Нечто подобное создал у себя Иран. Встраиваясь же в чужие (энергетические и не только) проекты, где действуют чужие правила игры, страна действительно становится «клиентом».

Собственно, от понимания этого простого факта и происходит недоверие к «независимой» азербайджанской политике со стороны российских обозревателей всех уровней, от господина Соловьёва до товарища Кабардина. Для внутренней азербайджанской аудитории истории про гордую и независимую республику может, и годятся, но из внешнего мира всё выглядит несколько иначе.

Ну и напоследок, господин Гасанов. Оглашение кем-либо очевидных аспектов реальности не есть провокация. Обида на подобное лишь подтверждает справедливость обвинений. Мы, россияне, готовы критиковать свою Родину, чтобы она стала лучше и исправляла явные недостатки. Вот готовы ли азербайджанские журналисты объективно взглянуть на место своей страны в мире, это ещё большой вопрос. Постоянные поиски врага в лице России не просто контрпродуктивны, но и опасны, ибо нам, гражданам России тоже есть, что припомнить Азербайджану и есть за что предъявить счёт.



Кстати, этому автору кое-где уже ответили и без меня:   http://pandukht.livejournal.com/849970.html


Profile

igor_cil86: (Default)
igor_cil86

August 2017

S M T W T F S
  12345
6 789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 23rd, 2017 04:22 am
Powered by Dreamwidth Studios