igor_cil86: (Default)
Новость, на которую у нас мало кто обратил внимание, но, тем не менее, она может (и будет) иметь далекоидущие последствия. Индонезия переименовала часть Южно-Китайского моря в Северное море Натуна.

Натуна - это архипелаг на самом краю Южно-Китайского моря. Формально он не попадает в область претензий Пекина, однако на островах до конца 1980-х проживало значительное китайское большинство. Кроме того, в эти воды регулярно заплывают китайские браконьеры. Нередко - в сопровождении судов Береговой охраны КНР. Уже доходило до стрельбы.

В том году правительство Индонезии объявило о резком увеличении военных расходов в связи с (дословно) "китайской угрозой". Плюс на Натуна будет возведена военная база. В Джакарте не забыли, что архипелаг одно время входил в девятипунктирную линию китайских претензии, а также давние высказывания Мао Цзэдуна о Китае "от Охотска до Сингапура". Это только часть лапоухих ваньков из одной северной "сверхдержавы" по-щеняче фанатеют Китаем и вечной дружбой, хотя на китайских картах (ниже) Владивосток и Хабаровск носят китайские названия. Пока лишь в скобках. В остальной Азии таких дураков не сыщите.

На нынешнее переименование Китай отреагировал довольно нервно. И неудивительно. Китайцы все эти годы активно пытались выключить Индонезию из спора, понимая, что такой враг слишком могуч. А врагов Поднебесной и так хватает.

Однако территориальная жадность подвела Китай также, как и Россию. В итоге получили нового противника на свою голову. И противника богатого ресурсами. Индонезия - крупнейшее по численности населения исламское государство в мире, а по территории - одно из крупнейших из вообще всех.

Правда именно география является уязвимым местом Индонезии. Страна имеет регионы и этнически и религиозно почти никак не связанные с центром. В случае серьёзного кризиса они просто отвалятся.

В недавнем прошлом индонезийская армия убила более полумиллиона (!!) человек в Восточном Тиморе и Западном Папуа, подавляя восстания. В итоге Тимор всё равно отвалился, а Папауа на очереди. А ведь есть ещё частично христианские Южно-Молуккские острова, радикально исламский Ачех и т. д. Не говоря уже о местных ячейках ИГИЛ, которые тут имеют куда больше шансов реализоваться, чем на Филиппинах.

В случае войны китайский флот просто уничтожит морские и воздушные связи между островами и Индонезия прекратит свое существование как единая страна. Конечно, такой сценарий пока маловероятен, но в будущем возможно всё.

В общем, события развиваются интересно.

китай-гл.jpg

Смотреть карту... )

igor_cil86: (Default)
Продолжают накаляться отношения между Китаем и Индонезией. Последняя, катати, единственная страна, которая позволяет себе стрелять по китайским браконьерам не водомётами, а боевыми патронами. Уже были и жертвы и потопленные суда

Проблема в том, что флотилии китайских "рыбаков", как и в случае Спратли или Сенкаку, сопровождают корабли Береговой охраны КНР.  Понятно, что однажды всё это может закончится перестрелкой между военными двух стран.

Индонезию точно не назвать великой морской державой, но относительно современные корабли и самолёты она может выставить. Для Китая же проблемой станет именно расстояние в полторы-две тысячи километров от возможного ТВД - смотря как считать. Полноценную заморскую войну с крупным государством не потянет даже Пекин

Read more... )


igor_cil86: (Default)
Тот, кто регулярно следит за обстановкой в Восточной Азии, прежде всего, в Южно-Китайском море, знает, что обстановка там очень медленно, но всё же накаляется. Противоборствующие стороны с каждым разом задействуют всё большие силы. В первую очередь, КНР и США.

В июне также резко обострились отношения между КНР и Индонезией, когда последняя, применив оружие, задержала китайских рыбаков у островов Натуна. Этот архипелаг находится южнее Спратли и формально Пекин на него претензий не имеет, однако индонезийцы всё равно с подозрением относятся к любым предвиденным событиям в этом районе. Окрестности Натуна богаты природным газом, а в недавнем прошлом на этих островах проживала заметная китайская диаспора, до конца 1980-х годов составлявшая местное большинство.

После инцидента Пекин и Джакарта обменялись резкими дипломатическими нотами, а 29 июня парламент Индонезии одобрил повышение военных расходов на 10% до $ 8.1 млрд. В качестве угрозы обозначен именно Китай. В частности, указывалось, что китайские рыбаки вторгались в территориальные воды Индонезии в сопровождении кораблей береговой охраны КНР. К слову, аналогичную тактику Китай использует и у островов Спратли и у архипелага Сенкаку. Включение в антикитайский фронт Индонезии станет плохой новостью для Пекина, экспансионизм которого создаёт всё больше точек напряжения с всё большим количеством государств.

Здесь надо отметить, что Индонезия способна бросить на чашу весов очень большие ресурсы, вполне сравнимые с возможностями Китая. Правда для этого потребуется дорогостоящая реформа вооружённых сил, которые до недавнего времени были заточены в основном на действия против вооружённых отрядов сепаратистов, которые в столь крупной и пёстрой по национальному и этническому составу стране очень сильны.

Немало между двумя странами и взаимных исторических претензий, например, массовые антикитайские погромы в Индонезии 1998 года и в целом враждебное отношение к любым этническим китайцам, которое тщательно культивировалось властями для отвлечения недовольства населения.


У Китая же начинаются вполне ощутимые внутренние проблемы. Например, то что Гонконг отказался выдавать своего гражданина правоохранительным органам Китая событие далеко не рядовое. И это только то, что всплывает на поверхность. Так что внешний конфликт может оказаться очень удобным поводом закрутить гайки.

Read more... )
igor_cil86: (Default)
Во вторник, 23 февраля министр коммерции КНР Гао Хучэн заявил, что Китай не считает соглашение о Транстихоокеанском партнерстве направленным против него. Слова чиновника на самом деле надо трактовать ровно наоборот: Пекин понимает насколько ситуация угрожающая и готовится противодействовать. Аналитики Поднебесной уже просчитали возможные последствия создания в АТР нового сверхрынка, причём не только экономические, но политические: как те, что наступят сразу, так и в перспективе. Что до российских официальных лиц, то они своё беспокойство даже не пытаются скрывать. Чего же опасаются в Москве и Пекине?



Итак, подписание соглашения о Транстихоокеанском партнёрстве 4 февраля 2016 года (по-другому Транс-Тихоокеанского, ибо точная форма записи в русском языке ещё не устоялась), вне всякого сомнения, стало одним из важнейших событий не только месяца, но и всего года. Конечно, впереди ещё ратификация договора в национальных парламентах, но с ней едва ли возникнут проблемы. Единый торговый союз объединит рынки Австралии, Брунея, Канады, Чили, Японии, Малайзии, Мексики, Перу, Сингапура, США, Вьетнама и Новой Зеландии. Уже из простого перечисления ясно, что сверхрынок создают преимущественно либо очень богатые страны, либо те, кто имеет значительный потенциал и при этом проводят дружественную США политику. На очереди стоят Южная Корея, Филиппины и Колумбия – страны и экономически и политически теснейшим образом связанные с Соединёнными Штатами Америки. С Тайванем сложнее, но при опредёлённых обстоятельствах могут пригласить и его. Уже сейчас понятно, что решающую роль в союзе будут играть Соединённые Штаты Америки, которые выступят администратором и модератором всего проекта.
Впрочем, экономическая логика традиционно идёт рядом с геополитической, а последняя требует ликвидации любых альтернативных проектов в регионе. В том числе и военным путём. Отсюда возникает необходимость и военной кооперации членов ТТП. Прошлый тихоокеанский военный союз, СЕАТО, изначально был достаточно рыхлым и развалился сразу же, как только выяснилась его полная неспособность защитить своих членов. Новый альянс, если он будет создан, окажется гораздо более прочным, так как изначально имеет общие задачи.
Неявные, но показательные приготовления в данном направлении давно ведутся. Так в Японии на двух удалённых островах Ио (Иводзима) и Минамиторишима (более 1800 км к востоку от японской столицы) находятся крупные военные аэродромы и ряд других объектов неизвестного назначения. Доступ гражданских лиц на острова запрещён, на спутниковых картах изображение этих островов специально создано размытым, а в сервисе «Гугл. Планета Земля» остров Минамиторишима вообще никак не показан. Не так давно Токио вернул себе право на коллективную оборону за пределами собственной страны. Официальные заявления уже подготавливают мировое сообщество к такому возвращению. Так в середине февраля посол Японии в ЕС высказал мысль о том, что его страна возьмёт на себя в ближайшее время «гораздо большую» роль по поддержанию глобальной безопасности, чем раньше.
Свои отдалённые островные владения имеют также Австралия, Новая Зеландия и Чили – другие члены ТТП. При этом австралийцы только что достроили два крупнейших корабля в истории своего флота – оба десантные вертолётоносцы, а военными Чили 2011 году был приобретён большой десантный корабль-док класса Foudre, а двумя годами раньше – списанный топливозаправщик океанской зоны. Теперь ВМС этих стран стали способны проводить военные экспедиции далеко от своих берегов.
Таким образом, практически по всему периметру океана гипотетический Тихоокеанский Альянс будет иметь опорные базы и эскадры, наглухо запирающие все входы и выходы, и способные пресечь любую несанкционированную деятельность. В частности, для этих целей устраиваются ежегодные военно-морские учения RIMPAC. Для Китая и Российской Федерации это будет означать в перспективе морскую блокаду, которую они преодолеть будут не в состоянии, что по отдельности, что вместе.
Потенциальными мишенями вновь создаваемого военного блока, вероятнее всего, станут три крупнейшие страны АТР, которые не вписываются в общую конфигурацию. Это Россия, Китай и Индонезия. По существу, война против них уже идёт, пусть и не в явных формах, которые сейчас можно называть «гибридными».
Так распад Индонезии фактически начался в 2002 году после отделения Восточного Тимора. В 2006 году другая провинция, Ачех, с молчаливого согласия центрального правительства ввела у себя законы шариата и фактически Джакарта эту территорию также не контролирует. Свои сепаратистские движения существуют на Южно-Молуккских островах, Западном Папуа и т. д. Для окончательного оформления в независимые государства этим движениям нужен только коллапс индонезийского правительства и ограниченная помощь извне. Хуже того, местные исламисты всё чаще начинают поднимать знамёна террористической организации ИГИЛ. Понимая своё непростое положение, Джакарта с одной стороны укрепляет военно-морской флот и одновременно пытается сама вступить в ТТП, во всяком случае, о таком намерении было объявлено 27 октября 2015 года.
Другая очевидная мишень альянса – это Китайская Народная Республика. Сам по себе Китай уже является огромным мегапроектом, к тому же Поднебесная реализовывает сразу несколько интеграционных проектов: «Одна страна – две системы», «Новый Шёлковый путь» и прямая военная экспансия в Южно-Китайское море. Всё это создаёт непреодолимые противоречия между американской и китайской системой регионального порядка, которые могут решаться лишь по принципу «в конце останется только один».
О планах относительно Дальнего Востока нашей страны сказать сложно, но они, скорее всего, у членов ТТП тоже имеются. Евромайдан фактически уничтожил любые перспективы интеграционных процессов между Украиной, Россией, Белоруссией и Казахстаном, а затяжной экономический кризис угрожает стабильности уже самой Российской Федерации. Хотя торговое соглашение ТТП и гипотетический военный альянс в Азиатско-Тихоокеанском регионе прямо не связаны друг с другом, общее направление уже просматривается. Может ли Россия помешать формированию Транстихоокеанского партнёрства? Помешать – нет, не сможет. Но замедлить интеграционные процессы глобального проамериканского проекта ей вполне по силам, если хватит умения и силы воли. Так, весной российское Сочи должен посетить премьер-министр Японии Синдзо Абэ. Делает он это вопреки желанию американской администрации, что само по себе немало. Япония – вторая по важности страна ТТП, после США и от её позиции будет зависеть многое. При большом желании Токио мог бы отодвинуть создание «тихоокеанского НАТО» на более отдалённую перспективу, хотя для Российской Федерации такая услуга будет стоить немало.




igor_cil86: (Default)
Фотография, размещённая ниже, была сделана не в Сирии или Ираке. Как гласит подпись, это Индонезия – остров Ява. Также в наличии имеется и впечатляющее видео с индонезийским батальоном ИГ. Это означает только одно: из Ближнего Востока и Африки Халифат пришёл в новый для себя Азиатско-Тихоокеанский регион.
Индонезия – крупнейшее в мире мусульманское государство. Численность населения превышает 250 млн. человек, а протяжённость с запада на восток составляет более 5000 км, с множеством больших и малых островов. Даже если не брать во внимание пёстрый национальный и религиозный состав, ясно, что такое государство не может быть устойчивым.




Историю Индонезии после обретения независимости не назовешь спокойной. Центральными войсками в разное время были ликвидированы исламские сепаратистские государства Дарул Ислам и Ачех, христианская республика Южно-Молуккских островов, подавлено восстание на Суматре. Одновременно Индонезия вела и завоевательные войны, успешные против Нидерландской Новой Гвинеи и Португальского Тимора (обе территории были аннексированы), и провальную – против Малайзии. И при завоеваниях и при подавлении восстаний индонезийские войска проявляли такую жестокость, что рядом с ней меркнут преступления нацистов. Число жертв только в Западном Папуа и Восточном Тиморе по некоторым данным исчисляется сотнями тысяч.
До настоящего момента воинствующие мусульмане здесь были представлены в основном Джемаа Исламией и возможно засветившиеся в ролике боевики это выходцы как раз оттуда. Успешные идеи быстро становятся популярным, а Исламское Государство сегодня на подъёме, чем оно и привлекает молодёжь. Оно предложило два главных новшества: ясную и великую цель вместо невнятных лозунгов, и громкие победы силами уже нынешнего поколения вместо бесконечной борьбы, что вели отцы и деды.




Возможное усиление Халифата в регионе не может не беспокоить местные влиятельные страны. В относительно моноэтническом Китае проживает десятки миллионов мусульман (от уйгуров до «китайцев в исламе» хуэй), в Японии их больше ста тысяч, не говоря уже о проблемах с воинствующим исламом в Малайзии и Филиппинах. Под угрозой и Бруней, который называют «мусульманским Диснейлендом» за высокий уровень жизни, а также Сингапур, который в географическом плане всегда был лёгкой добычей.
Сама Индонезия уже давно отказалась от экспансионистской политики и появление на её месте нового непредсказуемого игрока, не признающего региональных правил игры не нужно никому. Так что возможна даже интервенция со стороны вышеназванных стран, если ситуация окончательно сорвётся в штопор. Особую обеспокоенность у соседей будет вызывать сохранность военных арсеналов огромной страны, в которых оружия и техники хватит на несколько джихадов подряд. Включая, кстати, джихад военно-морской, если только государства региона не озаботятся своевременной нейтрализацией многочисленных ВМС островной державы.
Ещё одним небезинтересным вопросом является то, как именно Халифат так быстро получил поддержку в регионе. Не решился ли кто-то со стороны таким образом таким образом раскачать ситуацию раз уж Китай не удалось спровоцировать на агрессию. Ведь Индонезия под властью исламистов это не меньшая катастрофа, чем Халифат на Ближнем Востоке.
Так или иначе, ясно одно – исламисты всего мира получили, наконец, радикальную объединительную идею, что выше национальных и расовых различий. От Нигерии до Индонезии под чёрными знамёнами Халифата за оружие берутся тысячи людей, полных решимости силой построить всемирное исламское государство. Именно эта объединительная идея, что пришла на смену разрозненным группировкам радикалов по всему свету, сама по себе страшнее всех локальных её всплесков.






igor_cil86: (Default)

Копия xng195212

Если задать вопрос, какая страна в двадцатом веке совершила самую успешную территориальную экспансию в тихоокеанском регионе, то большинство людей пожмёт плечами. Кто-то назовёт Соединённые Штаты или Японскую империю. Истина же такова, что самой успешной в этом плане была Индонезия. За несколько десятилетий она присоединила к себе целый ряд территорий, но и подавила сепаратистские движения внутри страны.

Накануне индонезийского вторжения Нидерланды и Австралия проводили консультации об объединении двух частей Новой Гвинее и единое государство, но этим планам не суждено было сбыться. При активной поддержке Советского Союза Индонезия оккупировала, а затем аннексировала территорию Нидерландской Новой Гвинеи (на австралийскую часть острова она уже наступать не могла), через проведённый несколькими годами позже фиктивный референдум.

Аналогичная попытка в отношении северной части Калимантана, принадлежавшего Малайзии, закончилась полным провалом – Индонезия потерпела военную неудачу. В 1975 году военным вторжением был аннексирован португальский Восточный Тимор.

На всех захваченных территориях индонезийцы отметились страшной жестокостью по отношению к местному населению. Только в Западной Новой Гвинее было вырезано от 300 000 до 500 000 человек. Аналогично было и в Восточном Тиморе.

Profile

igor_cil86: (Default)
igor_cil86

August 2017

S M T W T F S
  12345
6 789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 24th, 2017 05:39 am
Powered by Dreamwidth Studios